Археолого-исторический очерк. Территория Конаковского района, расположенная в пределах Верхневолжья, заселена давно. Человек поселился на его землях сразу же после отступления ледника (10—15 тыс. лет тому назад). Археолого-исторические сведения свидетельствуют о почти непрерывающихся исторических эпохах, пережитых населением Верхней Волги. Здесь имеются следы стоянок людей эпохи мезолита, датируемые VIII—V тысячелетиями до н. э., неолитические селища Ill-го тысячелетия до н. э., поселения эпохи бронзы (ll-е тысячелетие до н. э.) и железа (с VII в. до н. э.). По берегам рек до сих пор сохраняются земляные валы так называемых Дьяковских (дославянских) городищ, относящихся к V—VI вв. нашей эры, а также городищ славян, поселившихся в этих местах примерно не позднее VIII в. и слившихся с находившимися на этих территориях родственными им балтами и племенами угро-финнов.

Городища — это остатки прежних укрепленных поселков; в отличие от них, селища— неукрепленные поселки. Название «дьяковская культура» получено от названия села Дьяково, где было проведено первое из археологических исследований в Подмосковье городищ раннего железного века. Эти названия фигурируют в названиях городищ (дьякова типа) и археологической культуры, к которой они принадлежали (дьяковская культура). Эта культура существовала более тысячи лет — с VII в. до н. э. по VI—VII вв. нашей эры (по мнению ряда исследователей — даже до IX в.).

Обычно дьяковские поселения располагались вблизи мест, где имелись удобные для выпаса скота, богатые сочной травой заливные луга. На зиму же корм заготавливали. Для свиней — желуди, для остального скота — сено.

При раскопках дьяковских городищ обычно обнаруживается множество костей животных, основную часть которых составляют кости домашних животных. Кости диких животных встречаются значительно в меньшем количестве, что говорит о преобладающей роли в хозяйстве дьяковцев скотоводства и о второстепенном значении охоты. Разводили дьяковцы в основном свиней, коров, лошадей (первоначально для мяса и молока, затем — для верховой езды), а также овец и коз, но в меньших размерах. Встречаются и кости собаки, что подтверждает мнение о ее тысячелетнем служении человеку. Скот обеспечивал почти все жизненные потребности дьяковцев. Употребляли они в пищу мясо и молоко, из шкур шили одежду и обувь, из предварительно размягченных в горячей воде рогов и костей изготовляли наконечники стрел, гарпунов, рукояти, пряжки, струги (тупики) для очистки шкур, иглы, кочедыки для плетения, фигурки людей и животных. Важное место в их жизни занимала также охота, которая велась на лося, северного оленя, кабана, косулю (главным образом из-за меха, а также из-за шкуры, клыков и рогов); на бобра, куницу, лису, выдру (из-за ценной пушнины). Естественно, проживая на берегах рек, дьяковцы занимались и рыболовством, а изобилующие вокруг леса снабжали их ягодами, орехом, грибами и медом диких пчел. Раскопки свидетельствуют и о занятии дьяковцев земледелием, тогда еще очень примитивным, которое велось на лесных и прибрежных полянах. Землю обрабатывали мотыгой с наконечником из рога лося, урожай убирали серпами. Сеяли рожь, пшеницу, коноплю. Дьяковцы также занимались лепкой горшков и т. д.

По своим размерам дьяковские поселения были относительно невелики. В них обычно проживало несколько десятков человек, относившихся к одному роду. Каждая из составляющих род больших патриархальных семей обладала отдельным жилищем, которое представляло собой полуземлянку или наземный дом со стенами, сложенными из нетолстых, промазанных глиной бревен, с деревянной кровлей (конической — у круглых полуземлянок, двускатной — у наземных прямоугольных жилищ). Внутри жилищ находился глинобитный или каменный очаг. Площадь домов занимала до 50—70 м2. В поселении помимо жилых домов имелись загоны для скота и другие сооружения, в том числе (в некоторых) погребальные сооружения, куда помещались останки сожженных покойников.

Имелся и иной тип поселений, в которых не было отдельно стоящих домов: по периметру поселка проходила кольцевая деревянная галерея, внутри которой располагались разделенные бревенчатыми перегородками помещения, в одной половине галереи размещались хозяйственные, в другой — жилые, с очагами, помещения. Каждая семья занимала особый отсек. Скот, видимо, располагался в середине поселения, в загоне.

Все члены рода владели скотом сообща и вели общее хозяйство. Все необходимые для жизни общины работы распределялись между ее членами в зависимости от пола и возраста. Имелись общие обязанности, а также обязанности мужские и женские.

По мнению одного из первых летописцев Тверского края, археолога и историка Д. И. Карманова (1740—1795 гг.), «вероятно, что на сих местах, где после Тверское княжество было и в окрестностях оного, жили сарматы, ибо многие имена рекам и урочищам имеются Финские и Мордовские, а Финны и Мордва были из числа Сармат; например, имя реки Волги с финского значит судоходная, а — Москвы крутящаяся или искривленная; Кимра с мордовского — Медведица и прочая». Далее он отмечает, что сарматы разделялись на разные народы, которые имели «всякий свое название», и что, как считал В. Н. Татищев (1686—1750 гг.), это были «известные в истории Кимеры, кимбры или Цимбры». До возникновения Тверского княжества Кимры принадлежали Ростовским князьям, к которым перешел и герб их (изображение медведя). О том, что здесь обитали кимбры, отмечает В. Н. Татищев, имеются подтверждения и у древних географов. Впоследствии же они из этих мест переселились на другие территории и уже ко времени летописца Нестора (XI в.) этот народ в Тверском крае не обитал, так как он о нем в своих писаниях не упоминает.

В X в. нашей эры в пределы Тверского края поселились проживавшие в бассейнах рек Булу и Днепра тиверцы, давшие имя р. Тверце. В это время население его было малочисленным, так как, описывая народы России, Нестор никаких упоминаний о народах, в нем проживавших в IX в., не делает. Упоминания же историков о таких городах, как Москва, Тверь, Ярославль, Переяславль, Дмитров и др., относятся уже к более позднему времени — XII в.

Д. И. Карманов приводит и археологические данные, подтверждающие, что в пределах Корчевского уезда имеются следы проживания древних народов. Так, он отмечает, что «недалеко от села Кимры (оно входило в состав Корчевского уезда Тверской губернии.— прим. авторов) есть немалый древний вал, а вниз по Волге, так именованные, городища или опустелые городы, ныне села знатные. Одно называется Городок, выше Медведицы на правой стороне Волги, от Кимры пять верст... и еще ко Твери по Волге несколько запустелых древних городищ находится, о которых никакого известия от древности не имеем; и хотя, как кажется, некоторые из них в средние века были построены и разорены, но иные опустели еще до Нестора. А сие служит новым доказательством о бытии здесь сильного народа». Д. И. Карманов также подтверждает и то, что на месте села Городня в средние века располагался «Вертязин Городок».

И до наших дней дошли многочисленные свидетельства раннего заселения современной территории Конаковского района, о чем говорят и археологические исследования XIX и начала XX вв. Так, при раскопках Городища у села Городня (Городненский с/о) летом 1944 г. были найдены материалы дьяковской, бронзовой и славянской культур, а также среди вещей и керамики курганного типа кремневые наконечники, фрагменты ямочно-гребенчатой керамики, датируемые поздним неолитом; у пос. Редкино и Озерки были найдены каменные топоры. На берегах Волги, вблизи селений Городня, Слобода (Мелковский с/о), Свердлово (Вахонинский с/о) были обнаружены кремневые орудия (копья, стрелы), разные скребки, глиняная посуда и т. д.

Свидетельства наличия в районе остатков дьяковской культуры (IV в. до н. э.) представлены раскопками в бывшей дер. Сухарино (или Топорок; располагалась напротив нынешнего дома отдыха «Карачарово», на левом берегу Волги, поблизости от г. Конаково), а также сел. Свердлово (Вахонинский с/о). В начале XX в. здесь в течение нескольких лет раскопки велись (особенно в Топорке) археологом Юлией Густавовной Гендуне. Ею были обнаружены осколки глиняных жертвенных ваз, кости человека и животных. По ее определению, это было местоположение обрядового финского шаманского поселения. (К сожалению, она не закончила своих археологических изысканий, так как покончила жизнь самоубийством. По предположениям современников, это было связано с ее верой в загробную жизнь. Так, еще при жизни она выхлопотала себе место на сучковском кладбище, заказала могильный склеп, надгробную плиту и, когда все эти похоронные атрибуты были готовы, застрелилась. На клочке предсмертной записки ею было написано: «любопытство — один из смертных пороков»). Вещи, найденные Ю. Г. Гендуне при раскопках в Топорке, хранятся в Тверском краеведческом музее, они имеются также и в Конаковском краеведческом музее.

Заметное заселение Тверского края славянами проходило со второй половины I тысячелетия нашей эры с их проникновения в среду финно-угров и восточных балтов. Этот процесс продолжался в течение нескольких веков. Расселялись славяне в густых лесах и нередко на местах более старых поселений, используя обжитые в древности участки и заброшенные укрепления. Поэтому на всех дьяковских городищах имеются следы более поздних славянских поселений; они возникали также и на новых местах, чаще всего неукрепленные, без рвов и валов. Вследствие отсутствия заметных внешних признаков древнеславянские селища изучены археологами недостаточно. Значительно затрудняет их обнаружение то обстоятельство, что на их месте остаются нелегко обнаруживаемые культурные слои, тем более зачастую перекрытые современными населенными пунктами. Волее ясным следом славянских поселений являются древние сельские кладбища, представляющие собой невысокие округлые холмики-курганы,

В XI — начале XII в. славяне лесной полосы перестали сжигать покойников и перешли к захоронению их под курганами, прямо на поверхности земли или в неглубокой яме. При этом курган уже насыпали в основном над одним покойником. Подобного обряда захоронения сельское население придерживалось вплоть до XIV в. Христианская религия с большим трудом и очень медленно входила в крестьянскую среду, и она поэтому придерживалась древнего обычая, тогда как городские жители и знать уже давно пользовались христианским обрядом-захоронением на кладбище при церкви.

По найденным в курганах остаткам пищи видно, что основным занятием славян на территории Тверского края в XI—XIII веках являлось земледелие, а скотоводство, охота и рыболовство его дополняли. Главными злаками были озимая и яровая рожь, пшеница, ячмень, просо, горох, чечевица. Ржаной хлеб стал основным продуктом питания крестьян и оставался им вплоть до недавнего времени, что нашло свое отражение в русской пословице: «Матушка-рожь кормит всех сплошь, а пшеничка по выбору». В сельском хозяйстве существовало строгое разделение труда между мужчинами и женщинами. Мужчины пахали и сеяли, женщины убирали урожай. Лошадь находилась на попечении хозяина. Женщины же ухаживали за остальным скотом и домашней птицей, занимались работой, связанной с изготовлением одежды; мужчины — с работами по обработке дерева и т. д.

В пределах Конаковского района памятники ранних славянских поселений представлены шестью курганами, находящимися у сел. Игуменка (Городненский с/о) и в других местах.

В 1990 г. археологам Тверской области выпала очень редкая удача: на территории нашего района (в пределах Озерецкого торфопредприятия) они открыли 15 поселений каменного века, в которых были обнаружены изделия из органических материалов, в том числе два изделия из кости (наконечники стрел V—IV тысячелетий до н. э.) и др. Первооткрывателем этих поселений, а их в Тверской области очень мало, всего 4,— является рабочий торфопредприятия С. С. Лапшин, который в 1980 г. нашел гарпун и наконечник из кости, а в 1990 г. помог отделу археологии Тверского государственного объединенного музея найти место этих находок. Большой интерес у археологов вызвало поселение Озерки-8 (табл. А). Оно уже в древности располагалось среди болот и люди жили в нем на сооруженном из бревен помосте. Интересно, что, благодаря погребенности в торфе, этот помост сохранился с древних времен до наших дней, и был частично разрушен при работах по осушению месторождения торфа. Археологи опасаются, что ведущаяся еще с 20-х годов добыча торфа на Озерецком торфопредприятии приведет к уничтожению ценной для науки и истории памятников древности находки, в том числе и тех ценностей, которые еще не найдены.— А ведь таких торфопредприятий в 1990 г. в области имелось 15, с числом месторождений торфа 40 (17).

Как отмечалось, в районе большую известность имеют археологические открытия в селе Городня, расположенном в 47 км от г. Конаково и в 38 км от Твери. Археологические раскопки, проведенные в окрестностях села, свидетельствуют о том, что эта местность заселялась еще в эпоху неолита. Впервые же в письменных источниках о Городне упоминается в 1312 г. До этого она была известна под именем города Вертязин. В 1569 г. Иван Грозный произвел в ней жестокую расправу над изменниками-боярами, подвергнув сожжению многие ее строения. В начале XVIII в. владельцем Городни был А. Д. Меньшиков, сподвижник Петра I. После конфискации его имения село перешло к государству. В конце XIX в. здесь насчитывалось 150 дворов и 1200 жителей. С историей села связана и деятельность А. Д. Радищева (1749—1802 гг.), который в конце XVIII в. проезжал через него и посвятил ему специальную главу в своей знаменитой книге «Путешествие из Петербурга в Москву». Упоминает о Городне в своем небольшом очерке «Городня» А. Н. Островский (1823— 1886 гг.), описавший ее экономический упадок. В Городне из исторических памятников прошлого до наших дней сохранились шатровая церковь XVI в. и бывший путевой дворец.

Из археологических мест отметим следующие. В 0,5 км. к западу от села Иваньково (входило прежде в состав Корчевского уезда) расположено Дьяковское городище I тысячелетия до н. э., в котором еще в 50-х годах XX в. имелось два вала и два хорошо сохранившихся рва, которые шли полукругом с южной стороны. Городище было обнаружено в 1930 г. При раскопках в нем были найдены обломки глиняной посуды, железные ножи, осколки кремней и другие орудия, а также кости лошади, коровы, мелкого рогатого скота. В последние десятилетия в районе Иваньковского водохранилища в ходе работ отряда экспедиции Тверского университета и другими экспедициями были обнаружены городища, стоянки эпохи камня и бронзы, селища I и 11 тысячелетий нашей эры, курганные группы (2). В 1982 г. экспедицией Тверского объединенного историко-архитектурного и литературного музея в среднем течении р. Шоши (от дер. Нестерово до дер. Непеино) было выявлено 12 разновременных памятников.

Большое количество курганов, высота которых 2,5 м, диаметр от 4 до 6 м, расположено у дер. Глинники (табл. А). Раскопки здесь впервые были проведены в 1884 г., в 1930 г. были найдены 12 различные украшения (браслеты, кольца, стеклянные бусы и др.). позволившие датировать могильники XI—XII веками.

К настоящему времени в пределах Конаковского района имеется немало учтенных государством историко-культурных земель (табл. А, источник 21). К сожалению, местные органы власти уделяют мало внимания их сохранности, что угрожает их полному уничтожению уже в ближайшие годы, особенно в условиях бесконтрольного использования земель. А между тем любой посетитель Конаковского краеведческого музея с большим интересом разглядывает немногочисленные археологические находки — отголоски каменного века, бронзовой эпохи, раннего железного века, Древней Руси и средневековья. Они найдены на земле Корчевской, они — ее трудное и славное Прошлое. И разве можно быть равнодушным к тому, как с варварским бездушием уничтожается то, что еще хранится в хрупких слоях городищ, селищ, курганов, разбросанных по многим местам района? Места эти вовсе не безымянны и тем больший грех перед настоящим и будущим поколениями лежит на современниках за их сохранность и бережное отношение: ведь все равно настанет час и они дождутся должного внимания к себе, чтобы обогатить историю своего края и страны новыми волнующими сведениями о далеком прошлом. В нынешних сложных условиях, переживаемых Россией и каждым ее уголком, для сохранения земель историко-культурного назначения не требуется каких-то чрезмерных усилий и непосильных материальных затрат: просто необходимо придерживаться уже принятых и по-прежнему действующих Законов по сохранению памятников археологии, истории и т. д. при производстве проектных, строительных, землестроительных и других работ, при выделении фермерам, крестьянам, дачникам и т. д. земельных участков.

Богато и историческое прошлое Конаковского района. В XII — XIII вв. его территория входила в состав Киевского государства, в пределах которого находилось Владимиро-Суздальское княжество. В середине XIII в. из состава последнего выделяется Тверское княжество, в линию городов-крепостей которого входит и г. Клин, ставший местом кровавых столкновений между Московским и Тверским княжествами из-за своего положения на пути из Москвы в Тверь. Только после победы Московского княжества Клин вместе с Тверским княжеством в конце XV в. отошел к Москве.

В средние века, во времена феодальной раздробленности, на протяжении почти 250 лет территория Верхней Волги входит в состав великого Тверского княжества (1240—1485 гг.). Этот период в жизни Тверского края оставил яркий след в деле основания национального русского государства и его культуре. Так, Тверь, Кашин, Ржев, Старица и другие города ведут борьбу с монгольскими ханами, развивают торговлю и ремесла, искусство и культуру Северо-Восточной Руси. В этот период настоящего Русского Ренессанса ими создается одна из самых сложных, значительных и самобытных культур Древней Руси. В истории края, как и всей Руси, яркий след оставляют Афанасий Никитин (умер в 1472 г.),— первый русский человек, посетивший Индию и оставивший прекрасные и яркие сведения о своих необыкновенных путешествиях; князь Михаил Ярославич, предпринявший первую попытку объединить русских в борьбе с монгольским игом и погибший в Орде; Фома, посол, отказавшийся во Флоренции подписать неравноправный союз Руси с католическим Римом и др.

В 1485 г. Тверское княжество было присоединено к Москве, в XVI—XVII вв. его наиболее крупные города становятся центрами уездов Московского государства.

После освобождения от монголо-татарского ига (XIII—XV вв.) историческое развитие Тверского края не идет в спокойном русле. Этот период наполнен многочисленными и долгими распрями между князьями, правившими им, и их соседями, другими событиями, что наносило огромный ущерб его развитию. Значительно страдало население и от борьбы России с иноземными захватчиками. Так, одно из сильных опустошений Тверских земель происходит в начале XVII в. во время польско-шведской интервенции. По сведениям современников, близ г. Вертязина (ныне село Городня) после нашествия остался только Петровский монастырь, Пречистая и соборная церковь и 36 пустошей, которые были прежде деревнями.

В начале XVIII в. в ходе петровских реформ из состава Петербургской губернии выделяется Тверская провинция, образованная из пяти уездов прежней Тверской земли (один из уездов этой земли — Кашинский — вошел в состав Угличской провинции той же губернии). В это время в составе Тверской провинции имелось шесть городов — центров уездов (Тверь, Торжок, Ржев, Зубцов, Старица и Погорелое Городище).

В конце XVIII в. в ходе административных реформ Екатерины II современная территория Конаковского района входит в состав вновь образованного Корчевского уезда Тверской губернии (1781 г.), который просуществовал до 1917 г.

В XVIII в. в условиях роста товарного обращения, развития рыночных связей и создания всероссийского рынка, города Верхней Волги превращаются в важные транзитные и торговые центры европейской части России. Особенно эта их роль усиливается с возникновением Вышневолоцкой водной системы, соединившей новую столицу России Петербург с ее центральными районами. При этом развитию городов способствовало и образование в 1775 г. Тверского наместничества, в которое входило 12 уездов.

Первая половина XIX в. в Тверской губернии характеризуется продолжением капиталистического развития ее городов, усилением притока в них населения из деревень. Но этот рост сдерживается крепостным правом и правительством, препятствовавшим получению населением прав городского гражданства.

Во второй половине XIX в. среди городов Тверской губернии происходит резкое разделение в направлениях их развития. В Твери, Вышнем Волочке, Ржеве развивается фабрично-заводская промышленность, происходит расслоение городского населения и его рост. В то же время почти приостанавливается развитие городов Кашин, Калязин, Зубцов, Старица, Корчева и др., которые сохраняют за собой только административные функции уездных центров и все еще значительную торговлю. Свою роль в этом процессе сыграла и Николаевская (ныне Октябрьская) железная дорога, которая пересекла Тверскую землю с запада на восток в 1851 г. Ямские перевозки, игравшие значительную роль в ее хозяйстве, приходят в упадок. Ямщики и владельцы постоялых дворов были вынуждены искать другие занятия. В результате экономического упадка почти прекратился прирост городского населения. Вместе с тем, железная дорога создала предпосылки для развития в Корчевском и других уездах края промышленных и сельскохозяйственных производств.

Советская власть в большинстве городов Тверской губернии была установлена мирным путем и почти одновременно с Москвой и Петроградом; в Корчевском уезде она была установлена в 1918 году.

 Историко-культурные земли Конаковского района

Список утвержден решением Малого Совета Тверского областного Совета народных депутатов 25.03.1992 г. (протокол № 4). Документ отправлен Председателю Конаковского Горсовета 28 мая 1992 г., № 122. Подписан председателем областного Совета народных депутатов


Историко-культурные земли Конаковского района

 

Историко-культурные земли Конаковского района

  

Историко-культурные земли Конаковского района

  Историко-культурные земли Конаковского района

  Историко-культурные земли Конаковского района

 

Историко-культурные земли Конаковского района

 

Историко-культурные земли Конаковского района

 

 

 Источник: Мирзоев Е.С., Мирзоев А.Е. Конаковский район: краеведческий справочник.- Тверь, 1994

Вложения:
Скачать этот файл (Arhiolog pamytniki.pdf)Археологические памятники России[Тверская область]994 Кб