Рулев Иван Андреевич Рулев Иван Андреевич. Родился 8 марта 1925 года в д. Пустыри бывшего Корчевского уезда (Конаковский район). Призван в армию в ноябре 1943 г., назначен командиром отделения связи. Участвовал в боях на 2 Украинском и 2 Белорусском фронтах, за Кенигсберг. В 1973 году уволен в запас. Полковник в отставке. Председатель Совета ветеранов Конаковского района. Почетный гражданин Конаковского района и города Конаково. Награжден 3-мя Орденами Славы, орденами Отечественной войны 1 степени, Красной Звезды, медалями. Участник Парада.

Источники: Победители. Конаковский район и его жители в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов. - Ржев, 2010.

Слава, Слава, Слава! - Калинин, 1979.


Рулев И.А.

Полный кавалер Славы. В нашей области из награжденных солдатским орденом всех трех степеней в живых остался один – Иван Андреевич Рулев.

В Тверской области уже нет в живых ни одного Героя Советского Союза. А из полных кавалеров ордена Славы – только один: Иван Андреевич Рулев. Его три степени ордена приравнены к Золотой Звезде Героя Советского Союза, так что ветеран из Конакова – последний здравствующий герой на Тверской земле.

Фронтовик, попыхивая сигареткой, помахал рукой из лоджии: «Заходите!» Дверь на этаже была предусмотрительно приоткрыта. Хозяин представился будто ровне: «Иван». Не хватило добавки:  крестьянский сын. Потом выяснилось, что так оно и есть.

Рулев И.А.

Иван Андреевич живет вдовцом, но по двухкомнатной квартире не скажешь, что ветеран один: чисто, чинно, благородно. В 88 лет соблюдать порядок в жилище кому-то уже невмоготу, но Иван Андреевич в форме: «Три года назад каждый день квартиру прибирал, а сейчас раз в три дня. Собираюсь ремонт делать ближе к лету». Правда, готовку он возложил на сына, который варит еду отцу сразу на неделю.

Дом, где живет ветеран, на берегу Волги, – место, изумительное по красоте. Подозреваю, что Иван Андреевич из окна спальни обозревает заволжские дали для умиротворения души и поднятия настроения, но кто ж в этом признается… Глубоко личное, потайное, не для открытия стороннему человеку.

Сторонний человек подивился бравому виду хозяина квартиры. В таком возрасте в лучшем случае сидят в мягких креслах с лекарствами под рукой. А у Рулева даже никаких признаков лекарственных препаратов не наблюдается. «Так я ж сызмальства спортом занимался, значкистом был – ГТО, ОСОАВИАХИМ. До войны в деревне чуть ли не сутками напролет работали – мускулы наращивали».

Рулев Иван Андреевич

Закончил в школе семилетку, а тут война. Все комсомольцы в первых рядах рванулись в военкомат. По возрасту парнишку не взяли ни в армию, ни в партизаны, отправили на трудовой фронт. За двадцать дней на машинно-тракторной станции (МТС) обучили работе на тракторе – и на уборку урожая. Обязательными в распорядке дня были занятия по самообороне: фронт приближался со дня на день. Приходилось перегонять скот через канал Москва – Волга, в Кашинский район переправлять технику. На ледяной переправе два трактора ушли под лед. Втроем достали, отремонтировали. Ваня помог успешному окончанию весеннего сева 1942 года, уборке урожая. В декабре добровольцем пошел в армию. 

– Кто-то не явился по повестке, меня вместо него, не спрашивая возраста, поставили в строй. Учили военному делу в Поволжье, потом – на формирование в Кубинку под Москвой. К тому времени немцев разгромили под Орлом и Курском. Начал свою войну Иван Рулев после жестокого поражения захватчиков под Прохоровкой, как он сам выразился, «послали добивать». Дальше Харьков, Полтава, Кременчуг. Почти все время в наступлении, это добавляло победного азарта. Из ярчайших воспоминаний – попытка окружения южной группы немецких войск. Кольцо замкнуть не удалось. Самые большие потери наши несли с воздуха: штурмовики и бомбардировщики утюжили советские войска в степи до невыносимой жестокости. 

– В нашей бригаде было более трех тысяч человек, осталось примерно 250.

Ветеран вспоминает войну, будто вчерашний день. Помнит имена и фамилии погибших товарищей, как навечно заученные. По месяцам восстанавливает путь своего мотопехотного соединения до окончательной победы. Кировоград, Минск, польские города,  бои под Варшавой, путь на Кенигсберг, встреча с войсками 1-го Белорусского фронта под Данцигом. Кровопролитнейшие бои, после которых можно было ходить буквально по трупам. 

Удалось поучаствовать в Берлинской операции, но столицу рейха прошли севернее по направлению на Гамбург. В пылу восторженного наступления попали в зону военных действий союзников. Приказ остановить смелый поход на Запад был получен через пять дней после капитуляции Германии.

В поверженной стране Иван Рулев до ноября 1945 года выполнял особо важное задание: участвовал в поиске секретной техники, важного оборудования. 

Пошел по служебной военной лестнице. Сначала сдавал экзамены за среднюю школу, потом – авиационное училище в Риге, после его окончания – на комсомольской и партийной работе в Качинском летном училище, затем в Борисоглебском.

Помотало фронтовика по городам и весям. В Новосибирске в ожидании места службы с женой и сыном месяц жил на вокзале, пригрозил начальству, что уйдет на гражданку. В архиве Сибирского военного округа, куда был определен на службу как неустроенный, его отыскал строгий полковник, пригрозивший трибуналом. Оказалось, разыскивают его, давно записав в УНР – управление начальника работ. Строило УНР объекты особой важности. Так старший лейтенант Рулев тесно приобщился к строительству.

– Наш 47-й стройтрест после войны строил будущее Красноярска: заводы, в том числе подземный, базы, склады, котельные. Исхитрялись идти на риск. Как-то не могли докопаться до нулевой отметки, попали на старое русло Енисея. В отчаянии стали заливать бетон в жижу. Когда сдавали объект, нужны подписи. Начальник строительства мне говорит: «Я десять лет уже отсидел, теперь давай вместе на отсидку, если что». На свой страх и риск оставили автографы под актом приемки. За 19 лет, что я там пробыл, наша стройка не шелохнулась, а там труба – 180 метров. Рисковать надо, когда убежден, что риск может быть оправдан. Научился этому на фронте – там каждый день рискуешь собственной жизнью.

Послевоенная служба Ивана Рулева – сплошная география: объехал все крупные города Сибири, был в Якутии, служил на Семипалатинском полигоне, где проводились испытания атомного оружия.

В общем, ушел на военную службу рядовым необученным, а завершил карьеру полковником.

Что удивительно: на войне даже ранен не был, только легко контужен.

Таких выносливых, здоровых, обстрелянных и знаменитых ветеранов в свое время приглашали в дальние походы. Иван Андреевич участвовал в советско-американском походе Одесса – Москва. Заново прошел своей фронтовой дорогой, кланялся каждой братской могиле, в которой лежали однополчане. Американцы, расспросив ветерана, приняли решение: каждое утро начинать с минуты молчания в память о погибших советских воинах. У полковника было ощущение, будто еще одну награду получил. 

О наградах боевых. Первая – орден Красной Звезды, полученный в 1943 году. Тогда младший сержант Рулев был командиром отделения взвода связи. Орден Славы получал, как в сказке, в 1945 году. В феврале – орден третьей степени, через три месяца – второй, а потом еще раз – третьей. Что-то «наверху» напутали, жил орденоносец с двумя одинаковыми степенями до 1963 года. Только тогда заменили, и стал наш Иван Андреевич полным кавалером ордена Славы – трех степеней. Еще у него медали «За взятие Кенигсберга», естественно, «За победу над Германией».

Однако когда ветеран стал позировать в парадном пиджаке, то обнаружились еще две медали «За боевые заслуги». Они за послевоенные заслуги.

На рядовой вопрос: какая из наград ценнее, фронтовик мудро ответил, что для него они одинаковы:

– Все достались в ужасных условиях боя.

Ужаснее боя был для ветерана страх отстать от боевого порядка, пропасть без вести или быть убитым без свидетелей. На войне надо было выжить. Иван Андреевич мечтал увидеть результаты нашей Победы. На нем лежал и огромный груз ответственности за самых близких – трех младших сестер, оставшихся без родителей. Мать умерла, когда старшему, Ване, было восемь лет, отец пропал без вести. Много позже, уже став взрослыми, дети узнали, что он погиб в немецком плену. 

– Я не отправил сестренок в детский дом, поэтому во что бы то ни стало должен был поставить их на ноги.

У каждого о войне свои воспоминания, своя правда, свои подробности, которые в устах некоторых ветеранов обрастают прямо-таки фантастическими преувеличениями. Иван Андреевич ни словом не обмолвился о личных подвигах, считая подвиги общей фронтовой работой. Зато о друзьях-товарищах может говорить бесконечно.

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны.

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь, –

Речь не о том, но все же, все же, все же…

Так сказал о братьях по оружию Александр Твардовский. Иван Рулев подписался бы под этими стихами кровью.

Он пять раз был приглашен гостем на парады Победы на Красной площади. До недавнего времени более 200 раз в году выступал перед молодежью с патриотическими речами.

– Сейчас стало меньше ребятишек, идущих гурьбой за знакомым ветераном, но равнодушных еще нет, интерес к подвигу нашего народа не потерян. Но чувство патриотизма должно быть поднято до времен моей военной молодости. Родина для нашего народа всегда была одна: при царе, при советской власти, в нынешние времена. Может меняться только ее могущество, сплочение нации, качество жизни.

При этих словах ветеран заволновался. Вышел в лоджию, оглядел перспективу, заговорил о накипевшем, что на душе у каждого ветерана: коррупции, отсутствии хозяина на земле, разорении собственных производств, спекуляции землей, пустых обещаниях, падении нравственности. Примеры: разорение Конаковского фаянсового завода, продукцию которого покупали 28 стран мира, Конаковская ГРЭС под управлением итальянской фирмы…

Фронтовую фотографию Иван Андреевич так и не нашел.

– Одна где-то затерялась, да и вообще на войне фотографироваться некогда.

Перед прощанием ветеран завел на кухню, налил не фронтовые 100 граммов, а 50 гостю и себе – 25. Тост за полного кавалера ордена Славы прервал:

– Давай за всех тех, кого с нами уже нет и кому мы обязаны всем.

Поделился главной мечтой: обязательно дожить до 70-летия Великой Победы. В 2015 году Ивану Андреевичу Рулеву будет всего-то 90! Какие это годы для геройского фронтовика! Кстати, родился он 8 марта, чем законно гордится, потому что получает поздравления в один день с женщинами.

Автор: Бурилов В., Тверские ведомости, Вып. № 19 от 08.05.2013


Рулев Иван Андреевич

Они смотрят на вас моими глазами. Полный кавалер ордена Славы Иван Рулев убежден, что бывших офицеров не бывает, а отставка – понятие относительное.

– Я и сейчас служу, – говорит полковник Рулев.

На фронт он попал младшим сержантом, в ноябре 43-го. Сколько же необстрелянных мальчишек той зимой полегло в тяжких боях на Украине – не сосчитать!

– Они, может, лучше нас были. Но их нет, а мы остались. Значит, живем за них тоже, и они на вас смотрят нашими глазами,  – убежден Иван Андреевич. – Мы, выжившие, перед ними в долгу, и как можно об этом забывать?

С этим чувством он и сегодня продолжает жить – за себя и за ребят, которым не суждено было вернуться. Давно уже улеглось эхо тех грозных боев, а Рулев оставался в строю с 1942 по 1976 годы. Всегда готов был подняться по тревоге, исполняя приказ. Хоть в степь, хоть на атомный полигон, на Север так на Север. Норильск, Хатанга, Тикси, Семипалатинск… Свою молодую жену он привез… в землянку. Так что потом новоселье в бывшем курятнике показалось бо-ольшим прогрессом!

Люди долга, это уходящее племя, они не привыкли думать о себе, искренне пренебрегая материальными благами и ожидая того же от своих жен. Знаете, что самое странное и чего не понять нашим «новым русским»? Что женщины их любили – без мехов и брюликов. Да что там – без горячей воды и нередко вообще без водопровода…

Единственное, о чем горько сожалеет Иван Андреевич, так о том, что мало баловал свою Тамару – ну не было у него такой возможности! И больше всего гордится ее нежной преданностью.

Но все это было потом, когда отгремели пушки.

А родился он в деревеньке близ Корчевы, но в 1936 году семью вместе с односельчанами переселили в Марьино. Там и вырос, и в 17 лет оттуда, в 42-м, ушел в армию. Сразу в бой таких пацанов не посылали – еще с год, как говорит Рулев, «держали в сохранности». Перелом в войне уже наступил, и потому солдат учили куда более тщательно, чем в грозном 41-м.

К тому времени Иван по праву считал себя мужчиной. Он успел хорошо поработать в колхозе – перегонял скот, убирал урожай, переправлял в тыл технику – подальше от приближавшегося врага. Тогда колхозные девчата не удержали на переправе и утопили два трактора, а он с ребятами их вытащил, восстановил и пахал – его с другими мальчишками как раз в МТС обучили по ускоренной программе. Он даже награду успел получить – очень красивый значок «Отличник земледелия СССР».

Рулев так им гордился, что прихватил на фронт, – только он там затерялся. А потом пришли к конаковскому пареньку куда более высокие награды.

Попал Рулев в учебную роту связи, а когда сравнялось 18, отправился воевать на 2-й Украинский фронт, как раз в сформировавшийся 8-й механизированный корпус, вскоре обретший и другое, грозное имя – Александрийский, Краснознаменный, ордена Кутузова. Неувядаемой славой покрыл он себя в боях.

В 1943 году корпус перебросили на Курскую дугу, и юный сержант Рулев вместе с ним шел по Украине, освобождая Харьков, Полтаву, Кременчуг и форсируя Днепр.

Потом был Кировоград с дорого доставшейся победой. Здесь они оставались до лета, когда их перебросили под Минск, освобождать Белоруссию. В январе 1945 года корпус уже в составе 2-го Белорусского фронта приступил к прорыву укрепленного узла в районе Данцигского коридора, и это были очень жестокие бои. Дальше лежал путь на Варшаву, и они шли по левому берегу Вислы, освобождая один город за другим. А потом... Всего и не перескажешь! Свою личную войну Иван Рулев закончил в Германии.

Рулев командовал отделением осевой связи, и его задачей было обеспечивать постоянную, бесперебойную связь штаба с передовой, с наступающими батальонами.

Катушка весом в 50 килограммов. Автомат – еще 12. Боеприпасы. Всего килограммов 70, никак не меньше! Радиосвязь передвигается на автомашине, а телефонная – на спине. «Лошадиная работа», говорили на фронте, и это правда. Иван был высокий, крепкий, привычный к труду, но все равно тяжело! И он ведь не шагал – бегал, петлял, полз. Тянуть и восстанавливать связь, как правило, приходилось под огнем. Да еще этот провод – на снегу его легко разглядеть. А на земле? В грязи? В дождь, в туман?

Свою первую награду – орден Красной Звезды Иван Рулев получил в 44-м году. Они освобождали Александрию, маленький городок большого стратегического значения – укрепленный, с аэродромом. Связисты должны были обеспечить взаимодействие трех Украинских фронтов, их оперативный контакт.

 – Погода была ужасная, – вспоминает Рулев. – Дожди шли больше месяца. Дороги развезло, машины не передвигались. Из-за сплошного тумана не поднималась авиация. И все же мы продвигались стремительно и ворвались на окраины Александрии малыми силами, практически без поддержки – одна пехота. И тут нам навстречу вышли немецкие «тигры»…

Они отходили, отчаянно цепляясь за каждое укрытие, чтобы продержаться как можно дольше. К счастью, подоспели самоходки с соседней бригады, подбили один танк, отогнали остальных и прочно укрепились на этом рубеже. А ночью они обошли город с трех сторон и взяли.

осемнадцатилетний мальчишка, передвигаясь перебежками и ползком, в грязи и непроглядном тумане, под огнем противника, обеспечивал столь важную при наступлении связь, а стало быть, и корректировку огня.

Корпус быстро продвигался вперед, связисты шли в первом эшелоне; тот заходил в тыл противника и пытался закрепиться, а связисты как можно быстрее прокладывали связь, стараясь, чтобы провод не бросался в глаза, пролегал подальше от мест наиболее вероятного обстрела и возможных разрывов. Где-то его лучше было закопать, где-то поднять повыше, а где и провести стороной, чтобы отдалиться от магистрали. В январе 45-го пришлось особенно трудно: они сворачивали и вновь тянули связь, меняли направление, маневрировали днем и ночью, не закрепляясь на участках, а все время освобождая новые территории.

Первую свою Славу Рулев получил в феврале 1945 года – за январские бои в Польше, когда раз за разом устранял порывы на линии связи под сильным артобстрелом.

Второй орден Славы – за бесперебойную связь с передовыми подразделениями в наступательных боях 16 марта, в районе Цапельна, к западу от Данцига, который после войны стал польским Гданьском.

Третий – за Биссау: обеспечил связь стрелковых батальонов с ротой противотанковых ружей. Протягивая провод, был контужен, но дело сделал. Это позволило предотвратить прорыв вражеских танков и удержать переправу. Бой был 20 марта, и свой последний фронтовой орден он получил уже после Победы.

После войны были и другие награды, но эти как-то дороже!

А вообще наград у него столько, что на пиджаке не помещаются. Он терпеливо объясняет: «Вот орден Отечественной войны первой степени, это золотая медаль мира – я в Фонде мира работал много лет. А вот это знак «Почетный ветеран России»…

Ожидая нас, Иван Андре-евич забрал награды домой – сегодня постоянно хранить их у себя решаются немногие. Недавно на Рулева тоже было покушение – к счастью, сын подоспел, и мерзавцы дали деру. Но вспоминать об этом не хочется, и он рассказывает, как после войны еще до поздней осени выполнял ответственное задание в Германии. Ему поручили искать новейшую немецкую технику – приборы наведения артиллерийских орудий на самолеты противника и различные разработки в области связи. Дело было сложное, рискованное, в укромных местах еще затаились эсэсовцы. К тому же Рулев захаживал и в западную оккупационную зону…

Вернулся Иван Андреевич уже в ноябре. Часть их стояла в Слониме, в Белоруссии. Предстояло решать, как жить дальше. Можно было, конечно, вернуться в Марьино и сесть за трактор – благо, навыки не забыты (он, что называется, «под занавес», из английской зоны пару небольших немецких тракторов угнал, прихватив заодно и тягач). Но ему советовали – оставайся служить, только надо подучиться!

Иван сомневался – ничего же не помню! Но все же по-слушал доброго совета и до сих пор благодарен командирам, которые навоевавшихся мальчишек заставили сесть за парты – организовали даже подготовительные занятия.

Попал Рулев в авиационное училище. Учился старательно (а много лет спустя еще и университетский юрфак заочно окончил), да только летать ему так и не довелось: о себе напомнили две фронтовые контузии. Окончил училище и служил на земле. Где? А куда пошлют! Он ведь человек военный, какие уж тут вопросы…

Посылали его туда, где трудно, холодно и нередко никакой инфраструктуры еще не было вовсе. Первую квартиру Рулевы получили в 1957 году, когда уже сын подрастал. Конечно, Тамара могла его бросить и вернуться домой, в Марьино, где все ее помнили и любили. Или уехать в Калинин, где тоже успела немного поработать. Но она осталась со своим Ваней и ни о чем не жалела.

…Тамару Иван Андреевич встретил, приехав навестить сестер – их у него мал мала меньше. Она работала в местной школе, преподавала литературу. Едва взглянув на нее, он потерял покой. Поженились не сразу – несколько лет все мучили друг друга, то она не так посмотрит, то он не то скажет. Однажды написал: приезжай! Она ответила: если надо, сам приезжай. Он приехал, подкараулил на улице – стоят и молчат, он мнется, она глаза отводит. И тут секретарь сельсовета, светлая ей память, подошла.

 – Ну что, Ваня, не женился?

 – Да никто не берет!

 – Как, и Тамара не берет?

 – И она!

 – Я этого не говорила! – рассердилась девушка.

А та и поймала обоих на слове: тогда пошли! Повела в сельсовет и расписала...

Рулев Иван Андреевич

Блиц-опрос

– Ваша мать рано умерла, отец работал в городе. Как вам удалось без родительского пригляда не свернуть на дурную дорожку?

– А сделать себя человеком может только сам человек. Конечно, если не будет халтурить.

– Кто оказал на вас в жизни большое влияние?

– Многие! Учителя – прежде всего. Особенно Наталья Ивановна, директор нашей школы в Марьино. Она никогда не ругала, всегда была спокойна. Но с ней невозможно было спорить, перечить, она как-то умела самые буйные чувства усмирять.

– Вы со своей супругой 55 лет прожили в любви и согласии, хотя условия были трудные. А сейчас половина браков распадается. В чем секрет?

– Надо верить. Доверять друг другу и не подозревать. Тамаре на меня однажды анонимку прислали. А мне – на нее. Мы друг другу их показали и… все. Ну, может, пару дней была какая-то напряженность, а потом и она прошла.

– Самое яркое событие вашей жизни?

– Все яркие! Это жизнь.

– Об армии сейчас разные мнения. Что она для вас?

– Я ею всегда гордился, в армейской среде жил и этим был счастлив. Армия меня никогда не подводила. Для меня она на первом месте.

– Важнее, чем семья?

– Да, сначала служба. К радости или к сожалению, теперь уже ничего не переменишь.

– Вы большую жизнь прожили. Что самое главное, с чем приходишь к финалу?

– Делайте больше добра, независимо от того, как человек к вам относится, и никогда об этом никому не говорите. А добро всегда возвращается, рано или поздно.

Рулев до сих пор удивляется: как же ему удалось увезти из Марьина самую красивую девушку? Как она решилась за него пойти? Мотаться по дальним гарнизонам, потерять специальность – только семь лет стажа и набралось, когда пенсию оформляла. Сын за 10 лет 11 школ сменил... Но Тамара всегда была рядом и ни в чем не упрекала. Вместе они прожили 55 лет.

Выйдя в отставку, Иван Андреевич вернулся с семьей в Конаково – даже квартиру в Новосибирске сдал не раздумывая! Не было дня, чтобы не вспомнил родные края, не было ночи, чтобы не снилась Волга. Он и сейчас не понимает тех, кто рвется в Москву или Питер. Зачем? Вот она – главная улица России!

На этой главной улице он еще долго работал – на заводе «Микроприбор», в Фонде мира. В общественной жизни района Иван Андреевич всегда был фигурой яркой и заметной, вел клуб патриотического воспитания, активно участвовал в областном ветеранском движении и почти 20 лет возглавлял районный совет ветеранов. Он почетный гражданин города, и здесь его каждый знает.

Свою супругу Иван Андреевич похоронил несколько лет назад и тяжело переживает эту невосполнимую утрату. Но любящая семья старается отвлекать деда от грустных мыслей. У него заботливый сын – инженер, тоже много лет проработавший на заводе «Микроприбор», и очаровательная внучка Катя, педагог и психолог.

У Ивана Андреевича две мечты: дожить до 70-летия Победы и… увидеть правнуков. Он бодр, полон сил и, как всегда, твердо намерен выполнить поставленную задачу.

Автор: Лидия Гаджиева, Тверская Жизнь


Рулев Иван Андреевич

Конаковский ветеран Иван Рулёв отметил 85-летие. Наш город ещё очень молод, но в нём живут замечательные люди, которые старше нашего города. Это — наши земляки, которые защищали нашу малую Родину и всю нашу Отчизну в годы Великой Отечественной войны от немецко-фашистских захватчиков.

Иван Андреевич Рулёв родился в д. Пустыри Конаковского района. Иван Андреевич — полковник в отставке, кавалер трёх орденов Славы, Почётный Председатель Совета ветеранов г. Конаково. Но не только потому, что он заслуженно носит все эти регалии меня поразил этот человек — умный, внимательный собеседник, красивый мужественный человек. И невозможно его назвать стариком, хотя ему 8 марта исполняется 85 лет. Всегда подтянут и на всех патриотических мероприятиях с молодёжью много и правильно рассказывает о войне, о жизни, о любви к Родине, но, практически, никогда — о себе.

Впервые я увидела его и услышала его рассказ о войне на встрече с молодёжью. Он оказался великолепным рассказчиком. Меня поразило то, как о войне, об окружающем мире можно рассказывать так увлекательно, так неожиданно интересно, таким красивым образным языком. Он говорил о том, что нужно учиться, потому что время нас не ждёт, оно уходит и не всегда можно наверстать упущенное.

Перед войной был популярен стишок, рассказывает Иван Андреевич:

 — Я немецкий не учу, потому что не хочу, А зачем в стране Советской изучать язык немецкий?!

А как же он понадобился потом, этот немецкий язык, потому что служить пришлось и в разведке. С уважением и благодарностью Иван Андреевич говорит обо всех своих учителях, а учился он много: МТС, школа командиров, военное авиационное училище, всевозможные курсы, два университета.

— Я учился всю жизнь, учусь и сейчас: учусь жить со своим больным, немощным телом, учусь оптимизму, пытаюсь осмыслить пройденный путь. Ведь мой учитель - специалист военкомата, который учил осваивать оружие, строевую — спас мне жизнь, научив боевым навыкам, так и вы должны учиться в школе хорошо, чтобы освоиться в жизни, чтобы достичь результатов.

В июне 1941 года Иван Андреевич пошел в военкомат, было ему 16 лет, он просился в партизаны, но вместо партизанского отряда его отправили учиться в МТС (машинотракторная станция) на тракториста, потом сдал норматив на значок «Ворошиловский стрелок» и «ГТО» (будь готов к труду и обороне). С конца декабря 1942 года начинается непосредственно боевой путь молодого бойца: Тверь — Москва — Казань — 31 механизированная бригада, 17 отдельная рота связи, окончил школу командиров. Дальше попал в 8-й механизированный корпус в Кубинку и в июне-июле на Курскую дугу.

Я не могу себе представить кошмар войны, я видела фильмы, но это так далеко и не со мной происходит и только живое общение с ветеранами трогает душу и помогает понять весь ужас войны.

18 тысяч человек было в сформированном в Кубинке корпусе. Путь корпуса пролёг через Курскую дугу, Белгород, Полтаву, Кременчуг, когда дошли до Кировограда, оказалось, что корпус потерял почти весь состав. Из бригады в три тысячи человек, в которой непосредственно служил Иван Андреевич, осталось в живых 200 человек.

— Самое страшное на войне — потеря товарищей, потому что боль эта и сейчас со мной — говорит ветеран.

А война продолжалась, ещё много тяжёлых дорог пришлось пройти по Украине, России, Белоруссии, Польше, Германии.

Под Данцигом участвовал в освобождении людей из концлагеря, который фашисты хотели взорвать, но удалось нашим бойцам спасти людей, измождённые грязные «скелеты» встретили наших воинов слезами радости. Не закончилась война для Ивана Андреевича и 9 мая 1945 года. С группой советских войск он остался в Германии, возвращая ценности вывезенные немцами.

— А так хотелось домой, дома оставались три младшие сестры, мать умерла, когда мы были маленькими, и болело сердце за сестрёнок — говорит Иван Андреевич.

Только в 1974 году уволился в запас, он и после войны обеспечивал охрану мирной жизни страны.

Этот короткий рассказ не отражает и тысячной доли тех трудностей, страданий, потерь, которые пережил ветеран, но я рада, что я знаю такого человека, что он в строю, что можно прийти и поговорить с ним. Много лет Иван Андреевич возглавлял общественную организацию «Совет ветеранов» г. Конаково, в 2009 году сложил с себя полномочия по состоянию здоровья и является почетным председателем «Совета ветеранов».

Источник :Тверская Жизнь, март, 2010


К 90-летию Ивана Андреевича Рулева

Снова март – пора сосулькам капать

и слезинки звонкие  ронять.

По душе солдату эта  слякоть –

легче так былое  вспоминать.

А былого столько, что придётся

выкурить немало сигарет.

Память дымкой фронтовою вьётся

вот уж девяносто долгих лет.

Бывших офицеров не бывает

и отставок  ветеранских нет -

Он и ныне в том строю  шагает

горькою дорогою побед.

У связистов дел всегда хватало;

тут обрыв,  а там иной изъян.

Под дождем свинцовым их немало

устранял крестьянский сын Иван.  

Каждая медаль далась по праву, 

но не за медали он служил.

За погибших тех он носит Славу,

тех, кто до Победы не дожил.

Не провозглашал себя  Мессией,

там где трудно – первым был всегда

и на главной улице России*

знаем, поселился навсегда.

__________________________

*главная улица России по мнению Рулева И.А. – река Волга

Бардакова Ольга, 2015 г.

Вложения:
Скачать этот файл (Chelovek legenda.jpg)Человек - легенда[Заря, 2010, 12 марта]1752 Кб
Скачать этот файл (On znaet.jpg)Барановская Н. Он знает правду о войне[Заря, 2009, 80 мая]5012 Кб
Скачать этот файл (Rulev.jpg)Из Кн.: Победители. Конаковский район...[Ржев, 2010, С. 34]655 Кб