Красавин Юрий ВасильевичКрасавин Юрий Васильевич родился в 1938 году в селе Мелковичи на Новгородчине. С августа 1941 по август 1944 года - малолетний узник немецко - фашистских лагерей. После освобождения - деревенское детство на родине родителей в Калязинском районе. Окончил Калязинский машиностроительный техникум (1959 г.) и Литературный институт им. Горького (1969 г.). Работал монтажником на стройках г. Красноярска, инженером - технологом на Красноярском комбайновом заводе, конструктором на фаянсовом заводе в Конаково, учителем черчения в школе рабочей молодежи, журналистом в областной газете «Калининская правда». С 1975 - 1982 гг. возглавлял Новгородскую писательскую организацию, потом - на профессиональной писательской работе. Печатался с 1958 года. Автор 20 книг прозы, выходивших массовыми тиражами в столичных издательствах. В литературно - художественных журналах («Новый мир», «Звезда», «Наш современник», «Москва», «Октябрь», «Нева» и др.) опубликовал более 30 романов и повестей. С 1984 Юрий Васильевич проживал  в Конаково. С 1972 года Член Союза писателей России. В 1984 г. Лауреат Всесоюзной премии им. Н. Островского за роман «Мастера». В 2009 г. лауреат премии Губернатора Тверской области в сфере культуры и искусства.

Красавин Юрий Васильевич ушел из жизни 16 апреля 2013 г.

Книги:

Ясные дали: Повести и рассказы. -М.:Московский рабочий, 1971.
На моей земле: Повести. -М.: Современник, 1973.
Хозяин: Повести. -М.: Молодая гвардия, 1974.
В середине лета: Повесть. -Л: Лениздат, 1975.
Вот моя деревня: Повести. -М.:Современник, 1978.
Поречье: Повести. -М.: Современник, 1981.
Хорошо живу: Повести и рассказы.-М.: Советский писатель, 1982.
Мастера: Роман. -М.: Молодая гвардия, 1984.
Ясные дни: Повести. -М.: Советская Россия, 1985.
Слово о моей Нерли: Повести. -М.: Современник, 1986.
Полоса отчуждения: Повести. -М.: Советский писатель, 1990.
Великий мост: Повести. -М.: Современник, 1990.
Теплый переулок: Повесть. -М.: Детгиз, 1990.
Русские снега: Повести. -Тверь, 1998.
Признание в любви стихами и прозой.- Конаково, 2007.
Новая Корчева: Повести и рассказы. -Тверь: Русская провинция, 2008.
Хроники Новой Корчевы. -Конаково, 2009.
Колхозные элегии. -Конаково, 2009.
К великому морю. -Конаково, 2009.
К великому морю: Повесть о писательском труде.- Тверь: Научная книга, 2010.
Полное собрание художественных произведений в 14 т. – Тверь: Наука и культура», 2010.

 

 Красавин Юрий ВасильевичЮрий Красавин: «Я назвал свой роман «Письмена». В далеком 1996 г. в региональном журнале «Дон» был опубликован роман «Письмена», принадлежавший перу замечательного русского писателя Юрия Красавина нашего земляка, прожившего долгие годы в нашем городе. Роман был сразу замечен и читающей публикой, и критиками, которые номинировали его на литературную премию «Национальный бестселлер». Позже, в 2000 г. «Письмена» вошли в 14-ти томное Полное собрание художественных произведений Юрия Красавина, вышедшее благодаря поддержке главы города В. Максимова.

Поклонники таланта Юрия Васильевича Красавина считают роман «Письмена» одной из лучших книг русской литературы ХХI века. Поэтому известие о том, что недавно роман издан отдельной книгой, было воспринято с радостью. Книга издана за счет средств семьи писателя. Весь тираж будет подарен библиотекам. Семья принципиально не хочет получать от этого выгоду.

Юрий Васильевич писал «Письмена» более десяти лет, но, несмотря на это, роман читается на одном дыхании. Но его не хочется «глотать» второпях, перескакивая страницы, хотя сюжет очень и очень занимательный. Его хочется читать медленно, наслаждаясь каждой строчкой, каждой фразой чудесного красавинского языка, погрузившись как можно глубже в дивный мир, созданный фантазией и талантом писателя.

Жанр романа определить трудно: в историческое по своей сути повествование врываются детективные, приключенческие события; боги, «драконты» и прочие фантастические существа из русского эпоса взаимодействуют с реальными людьми; картины бытовой народной жизни соседствуют с лирическими переживаниями. Есть, разумеется, и любовные истории, как счастливые, так и трагические.

«Я стремился к тому, чтобы нарисовать довольно обширную картину жизни русских людей в то далёкое время. Мне хотелось показать их трудолюбие, благородство, предприимчивость, храбрость, творческую одарённость – пишет Красавин в одном из своих писем,- «ПИСЬМЕНА» — это историческое повествование о том времени, когда Апостол Андрей Первозванный ходил на Русь. Мне не удалось вывести его в число главных героев, но он всё время присутствует на втором плане».

По свидетельству близких, одной из самых любимых чтений Юрия Васильевича были книги из серии «Памятники литературы Древней Руси». Часто он заглядывал в многотомный «Словарь русского языка Х1-ХУ11 веков», изданный в 1980-е гг. Институтом Русского языка Академии наук СССР.

«Я к тому времени начитался повествований древней русской литературы, был очарован многими словами, которые вставлял дерзновенно: пьяху и льяху, отцына и дедина, бортные знамёна и пашенный лес, вздирают деревню (в смысле: пашню), почерпоша, летовать…» — признавался Юрий Васильевич.

Но писатель, по его выражению «не ходил хожеными тропами» и не включал в свой текст ни древнеславянских песен, ни летописей, а если таковые встречаются в повествовании, то они придуманы им самим. Он пользовался «генетической памятью», чтобы представить мир, в котором жили наш предки, в том числе и его собственные – одним их самых привлекательных персонажей книги является дева Красава. Профессор истории Янин, член Российской Академии наук, руководивший раскопками в Новгороде, прочитал роман еще до публикации, и не сделал никаких поправок, сочтя все правильным.

«Письмена» повествуют о том, как на Руси начался по воле «мгленного» бога Люта началась череда страшных бедствий. В поисках спасения от «лютоморвых бесей», от которых умирают не только семьями, но и городами, люди покидают землю, в надежде убежать от страшной болезни. Идут поодиночке, идут парами, иногда целые селения снимаются с места, когда завидят, что кружит над их селением птица Нежить, вестница беды.

Иногда их пути сходятся, потом расходятся. Встречаются среди них благородные воины , встречаются и «лихоимцы».

Яр Вышатич, «муж видом суров, а сердце доброе», ведет тех, кто захотел с ним пойти в наши края, на берега озера Серегер, где он когда- то жил. После долгих лет воинской службы и плена он хочет поселиться там для мирной жизни.

Как последняя надежда, идет по Руси весть о том, что появился муж «светообразен, достойный удивления великого». Он одолевает любые напасти какими-то словами. Его попробовали посадить в тюрьму, но он был освобожден самими охранники, потому что ни у кого не было сил сопротивляться его «проникновенным словесам», очищающим душу от скверны. Таким видит писатель путь Апостола Андрея, который по преданию дошел до наших земель, проповедуя христианство.

Книгу можно найти в библиотеках города. Того, кто решит прочитать это замечательное литературное произведение, ожидает немало приятных часов.

Ирина Вдовенко, Конаковская панорама.- 2016 г. № 3


Наталия Лосева. Принципиально провинциальный. Судьба романа Юрия Красавина «Письмена». По-разному складывалась творческая судьба писателя Юрия Красавина из города Конаково Тверской области. В советское время он издавался тысячными тиражами в издательствах: «Молодая гвардия», «Современник», «Детская литература», «Советский писатель» и других. Около 30-и его повестей и романов, не считая рассказов, эссе, статей, напечатали журналы «Наш современник», «Новый мир», «Москва», «Звезда», «Знамя», «Волга», «Дон», «Север» и другие. О книгах Красавина писала не только местная пресса, но и центральная. Один из критиков сравнил его удивительную речь с резным наличником, обрамляющим светлое окошко.

Но в 90-х годах изменилось время, изменились и запросы издателей. Что-то сдвинулось в жизни, угол зрения читателей, а с ними и издателей упал на непомерно низкую высоту, до которой не может принизиться такой писатель, как Юрий Красавин. Но он оставался верен раз и навсегда выбранному делу. В трудные времена не получая ничего за свой труд, он продолжал работать. Своей жене пояснял: я не обещал тебя баловать роскошью, но всегда говорил, что буду писать.

Его творчество под конец жизни начинает «крепчать», как крепчает вино при большой выдержке. В 1998 году в периферийном издательстве «ТОКЖИ» выходит книга Красавина «Русские снега», которую замечает местная критика. Владимир Кузьмин называет его фантастом нового времени. Историческая повесть с фантастическими превращениями «Русские снега» выходит отдельным изданием в Роман-газете, но столичные издательства не спешат подписывать с автором договор на книгу.

На протяжении десяти лет – с 1996 по 2006 годы – Красавин работает над историческим романом «Письмена». К сожалению, этот роман печатался только в журнале «Дон» в 2006 году (№ 10-12) и 2007 (№ 1, 2). Вышел он в 2010 году и в 12 томе собрания художественных произведений автора. Издание было осуществлено благодаря главе города Конакова Валерию Викторовичу Максимову, который решил исправить ошибку предыдущего руководства, вступившего с автором в судебные тяжбы – было и такое! Правда, собрание 14-томника вышло малым тиражом и до широкой читательской аудитории, по сути, не дошло. А жаль, в последнем романе «Письмена» раскрылся весь талант, всё мастерство Красавина. Есть смысл рассказать об этом произведении более подробно.

Само название «Письмена» говорит о древних временах. Интерес к истории проявился у автора ещё в конце 70-х годов, когда он работал над романом «Великий мост». Тогда Юрий Васильевич жил в Новгороде, и, вероятно, дух Кремля, сама атмосфера древнего города заставила окунуться в глубины истории, прикоснуться к историческим личностям. В романе была любовная линия, которую не приняли критики, а из-за неё и роман в целом. Историческую тему Красавин продолжал развивать и позже. Отголоски древнего времени слышны в произведениях, которые принято относить к деревенской прозе: «Колхозные элегии», «Тропинки нашего детства», в производственном романе «Мастера».

В одном интервью автор признался, что хочет написать роман об апостоле Андрее. Действительно, в «Письменах» читатель встречается с апостолом Андреем, который появился из стран Царьграда. Апостол Андрей шёл вдоль реки и рушил языческих идолов. «Человек светообразен, достойный удивления великого» не брал в руки ни меча, ни рогатины, ратился с самим Лютомором – моровой напастью и одолевал его какими-то словами. «Мимоходца» сажают в тюрьму, но он странным образом оттуда освобождается. Причём, освобождают его сами охранники – у них не было сил сопротивляться его проникновенным словесам, которые выворачивали душу наизнанку, не было сил устоять перед греховной правдой, которая скрывалась внутри каждого. В конце книги читатель узнаёт, что «мимоходца» убили.

Но всё же художественная идея романа глубже – дать представление об исторической эпохе Древней Руси, мировом пространстве, показать разносторонне русского человека, его силу и слабость, выявить закономерности между поступками и последующими событиями. Действие в романе разворачивается около двух тысяч лет тому назад во время появления на Руси Лютомора, который уносил людей целыми селеньями, городами. Спасаясь от «бесей невидимых», люди были вынуждены срываться с насиженных мест и искать другого пристанища. Зная о разыгравшейся болезни, люди других поселений боялись подпускать таких странников к себе близко. Странникам приходилось долго скитаться, вступая в противоборство с природными явлениями, холодом и голодом.

Повествование в романе «Письмена» ведётся от первого лица, что делает повествование более достоверным. В доме автора-рассказчика была древняя рукописная книга, которая и легла в основу романа. Если рассматривать древнюю книгу, как реальный объект, то такого не может существовать. В книге описываются события двухтысячелетней давности, а летописи берут начало с IX-XI веков. Письмена, дошедшие до нас в виде летописей, имеют краткое изложение событий. В них нет постоянных героев, сюжетной линии, пронизывающей всё произведение, красочных описаний природы и природных явлений. Сюжет романа был создан во многом воображением автора-рассказчика, и в этом он  признаётся читателю: «Я шёл с этими людьми, поместившимися в книге… Не спрашивая разрешения и не ожидая приглашения, садился с ними за трапезу, внимательно приглядывался к их хлопотам, слушал разговоры, подчас смущавшие меня». Автор сроднился с героями книги: «То лето грело меня посреди моей зимы».

В начале романа даётся природная аномалия – появилось на востоке три солнца, а одно на западе. Эти аномалии будут повторяться на протяжении всей книги: то загорится яркая звезда с птичьим хвостом, которая будет светить даже днём, то солнце с рогами, то на ясном небе возникнет сгусток огня и с громовым раскатом пролетит по небу, то огненные реки вырвутся из-под земли, неся огненное пламя и грохот до небес. От этого «на земли от страха все люди падоша». Даже заканчивается роман природной аномалией – падением метеорита.

В реках, лесах, полях, на болотах водилась всякая нечисть вроде Водяного, Лешего, Полевого, русалок, ведьм, лесовиков, гномов и т. д. Можно прочитать о чудовищах, которые наводили ужас, особенно много всякой твари по ночам. Это «драконты», летающие змеи с ногами, крылатые чудища, похожие на людей, птица с огромными оранжевыми крыльями Нежить, гигантского роста люди, живущие одиноко в лесах и т. д.

Красавин всегда любил описывать природу, но в «Письменах» он превзошёл себя: природа пестрит разными красками, издаёт невероятные звуки. Как представляет нам автор, лес в то время был чрезвычайно богат не только растительным миром, но и животным. Здесь росли осины, черёмуха, ясени, рябины, дикие яблони, красавицы-берёзы, в три обхвата дубы, подпиравшие небо; встречались и красные сосновые боры, и непроходимые ельники, и плодоносные орешники. Были и ягодные места, изобилующие ягодами: черничники, брусничники, земляничники; до пояса и до плеча росли кусты голубики, малины, смородины. Встречается обилие цветов, подчас невиданных, заросли трав: разрыв-трава, плакун-трава, прыгун-трава, спрынь-трава, сон-трава, жегало, ветлуга, папоротник, зодиг, парамон, смык, зоря, клопец, изоп, ушки, нохти, увар, уклей, девичья краса…

Удивляет обилие птиц, некоторых сейчас и не встретишь на Верхневолжье: кречет, кулик, рябчик, аист, сойка, журавль, тетерев, жаворонок, пеночка, соловей, сова, орёл, ястреб, коршун, беркут, цапля, голубь, дятел, дрозд, выпь, гусь, утка, селезень, кукушка, ворона, сорока, воробей. Отрицательные герои легко подбивают лебедей и жарят их на костре; положительные не могут поднять руку на такую красоту, как лебедь. В дороге герои, если не могут подбить дичь, то спасаются от голода яйцами, коих в окрестностях в избытке: утиные, лебединые, гусиные, тетеревиные, рябчиковые, сорочьи, дроздиные. В воде можно руками наловить снитков, раков. На обед герои едят уху стерляжью, налимью, карасёвую, щучью и т. д. Из животных в лесных чащах водятся туры, вепри, рыси, лоси, медведи, волки, горностаи, куницы, ласки, белки, бобры, лисы, зайцы и другие. Автор даёт представление и о еде, которую варили его герои из злаков: тёртая каша, овсяная заболтка, цежь, курник, толоконце.

Юрий Красавин, как и в других произведениях, показывает глубокое знание различных промыслов: плотницкого, рыболовецкого, охотничьего, бортницкого, кузнечного. О бортницком деле он знает не понаслышке, рассказывает о разнообразии мёда: отборного, смородинного, приварного, можжевелового, красного, белого паточного, просто белого, малинового, черёмухового, вешнего, княжьего, старого, верхового, дикого, с вощиной.

Прозаик подробно описывает, как ставить капканы, самострелы, как ловить рыбу с помощью вретеи, поплавного невода, как строить жилище, как утеплять его. Причём, автор даёт различное описание домов, для каждой социальной группы: от землянки Радимы до хором Червень-града: из чего построен, внутреннее убранство и т.д.

В романе чувствуется использование древней литературы, например, «Повести временных лет». Яр Вышатич (Яр-Огонь) ассоциируется с Ян-Вышатичем. В «Письменах» также говорится о «мимоходце» Андрее (Первозванном), который шёл по реке. В «Повести временных лет»: Андрей «оттуда отправился вверх по Днепру».

В книге часто упоминаются письмена. Письмена были на Перуновой колеснице, на идоле, на пограничных столбах, на притолоке избы, на ножках стола, на посуде, на калитке, на лодке, даже на змее. К письменам, к Слову относились с большим почтением. В самом начале книги автор говорит: «Слова имеют силу, дремлющую в них…» Рассказчик поясняет, что слова древней книги были наполнены важным смыслом, они не давали листам истлеть и распасться окончательно, поэтому письмена и сохранились. Супружескую пару на брак скрепляли Словом. Травами и словами в романе лечит знахарка Милуша. Особой силой обладали слова богов – «слово Божье крепльше камня». Именно Слово не давало облакам упасть на землю, когда по ним на колеснице разъезжал Перун.

Письмена (письменное слово) охраняли владельца от болезней, бед, даровали удачу. Это были своего рода заговоры на сохранность дома, здоровье человека, получение даров от природы. Существовали обереги с письменами, которые носили на груди. В романе оберег охранял Радиму от дождя, тогда как находящийся рядом Млад-Воинко был мокр. Волхвы вырезали или выжигали письмена на тесаных латках, покрывали воском. Подобные письмена называли волшбой. Смысл названия романа «Письмена» оправдывает себя, в названии лежит великая сила Слова. Несмотря на то, что до крещения Руси было далеко, роман утверждает главную заповедь «Библии» – вначале было Слово.

В начале древней книги помечено, что действующих лиц «полтора ста с десятком». Через роман проходят представители разных социальных групп: князья, купцы, разбойники, воины, городской, сельский люд; каждый представитель социальной группы одет в соответствующее одеяние, имеет особые манеры, речь. Портрет для мужчин дополняет описание оружия, а для женщин – украшений. Можно ознакомиться с детскими игрушками того времени: из чего сделаны, чем украшены.

На страницах романа и княжна, потерявшая мужа в ратном бою Липица, и храбрый воин княжеского двора, путешественник Яр-Огонь, и целительница из бедной семьи Малуша, и бортник Некрас с сыном Зябликом из сторожки, и отважная, любящая Устя, и красна девица из плотницкой слободы Любава. Есть в романе и «лытатели по градам и весям», шпыни ЗлобкаСкосырь, ШестакМалыга, Шушпан, Чюрило, Немир, Лосёнок, предводительница разбойников, ведьма кривая в дивном городище, хитрованлюбоядецПотвор. Это единит древние времена ссовременными, идёт перекличка веков. Разница в социальном положении героев тоже приближает роман к сегодняшнему дню, делает его узнаваемым. В «Письменах» встречаются и странствующие жители Посада, и враждующие соседи села Усторонь, и жертвоприносители из веси Льняные Дворы, и сытые люди Червень-града. Был мимоходец Андрей, и отец Кирилл, репрессированный во время революции.

В романе выделяются четыре главных линии. Это Яр со своей дружиной (Устя, Малуша, Янка, Липица), молодая пара Млад-Воинко с Радимой и «лытатели по градам и весям», «шпыни» ШестакМалыга и ЗлобкаСкосырь. Не случайно автор выбирает две линии светлых людей и две тёмных (главы романа чередуются – со светлыми и тёмными людьми). Тем самым он говорит, что в природе всё уравновешено. Все сюжетные линии имеют в своём начале драматизм, поскольку герои находятся в борьбе за своё существование. Герои разнятся не только одеянием, внешностью, но и речами, образом мышления, характерного для каждого персонажа. Для главных героев Красавин описывает родовую предысторию: из какого он рода, чем занимались его деды, родители. Тем самым образ героя становится более понятен читателю, его поступки прогнозируемы.

Несмотря на то, что повествователь, по его признанию, перепрыгивает со страницы на страницу, забегает вперёд, роман получился цельным, законченным. Четыре сюжетных линии начинают развиваться на одном берегу, затем распадаются и развиваются сами по себе. Каждая из них имеет свой конфликт. На пути скитальцев встречаются различные поселения, жители которых также запечатлены автором. В конце книги каждый из героев нашёл место нового обитания, при этом имел то, что получил свыше. За время скитаний герои проживают целую жизнь, делают свою судьбу. И здесь важную роль играет концепт дороги. В романе просматривается дорога не только каждого отдельно взятого героя, но и всего государства, а также Веры. Дорога, которой идут герои на протяжении всего романа, имеет схожесть с дорогой Некрасова; здесь важны судьбы людей, связанных дорогой. Этой дорогой идёт Русь-Россия, идёт Вера, претерпевая разные изменения. Судьба героев складывается по православным законам: зло, жадность, зависть будут наказаны, праведность, трудолюбие вознаграждено.

Яр-Огонь, имея три жены, остался в просторных хоромах один. Янина ушла к другому, Малуша уехала с Липицей к ней на родину, преданную Устю затоптало стадо диких животных. Возможно, в поисках лучшей доли он стремился к богатству и на родину вернулся из заморских стран, зная, что братья оставили ему клад и можно будет поселиться в теремце. Шестак, промышляя воровством, был выдворен со двора молодой красавицы Любавы, утешение он нашёл у вдовицы Каптелинице. Камень на острове, под которым он спрятал ворованное, разбила молния, сохранность чужого добра сомнительна. Автор пророчит ему разоблачение со стороны Злобки, которого он избил до смерти, и выдворение с Червен-града. Таким образом, Шестакнаказан судьбой за причинённое зло. Судьба гоняла шпыня Злобку по гиблым местам, он чуть не утоп в болоте, его чуть не убили при разбое, но он также оказался в Червень-граде. Это расплата за свои грехи – вид у него таков, что над ним потешаются все местные бабы.

Наиболее удачно складывается судьба у Млад-Воинко и Радимы. Они трудолюбивы, праведны, Бог посылает им хороших соседей, с которыми жить не скучно и помощь большая в хозяйстве. Есть надежда, что они всем миром справят  Млад-Воинко и Радиме дом. Именно им в конце романа посылается небесное знамение – осколок кометы. Яркое пламя кометы ассоциируется с любовью, с яркой жизнью, которая, возможно, будет у них впереди. Молодые нашли пристанище возле бывшего города, где сохранились клады, которые они, может быть, найдут.

В художественное пространство романа сначала входит небольшое село, затем оно обогащается различными поселениями, и даже городом Червень-градом. Из рассказов Яр-Огня художественное пространство расширяется за счёт стран Царьграда, Греции и Ливаном.

Читатель может сравнить Древнюю Русь с Древней Византией. Известно, какое место занимает эта далёкая страна в русском национальном сознании. Многие русичи стремились попасть в дивные страны. Как в «Сказании о добром молодце», они бросали дом и ехали на край света. Там кипарисы, пальмы, масляничные деревья, финики, лимоны, магдалы, лаванда, ладан росный, ливанские кедры. Там красивые дворцы, статуи с фонтанами, лазоревого цвета море, много драгоценных каменьев: жемчуга, бисер, садоник, тумпаз, изморагд, анфракс, аспид. Оттуда из-за Черного моря привозили ткани невиданной красы: согдиганский шёлк, атлас, объяр, хамьян, лундыш, скарлат, куфтерь. Там живут совсем другие животные: слоны, «ноздроги», ненасытные «коркодилы», умные как люди дельфины. Но не всегда чужбина встречала их ласково. Многих сажали в тюрьмы, продавали в рабство.

Во многом история Яра напоминает историю Афанасия Никитина, здесь идёт перекличка с ещё одним памятником древнерусской литературы – «Хождением за три моря». Из далёких стран Великим Серёгерским путём возвратился Яр-Огонь на родину: «Русь – сторонаопричная (особая), она не сестра прочим странам. Лучше или хуже – сравнения тут не уместны. Она – страна-небожитель». В Великом Серёгерском пути присутствует географический аспект – озеро Селигер (Серёгер). Есть вероятность, что река, по которой шла дружина Яра и другие герои – Волга.

В романе говорится об одной реке, но при внимательном рассмотрении получается две реки: Днепр и Волга. Вспоминается фраза из «Повести временных лет» – реки, «напояющие вселенную». Это реки мудрости, реки книг, которые дало нам в первую очередь православие. Герои романа шли рекой, она брала своё начало в далёкой Византии. Это святые реки, они помогли русскому человеку прикоснуться к божественному миру.

В художественном пространстве романа не только герои, природный вышеописанный мир, но и различные боги, которым поклонялись древние русичи: Вышень (Дид, Белобог) его сыновья Даждьбог (Сварог), Святовид и Перун, Стрибог, Велес (Ясунь), Чернобог (его сыновья Лют и Мор). У каждого из Божичей семь жён, семь сыновей и семь дочерей. Из деревьев, камней люди создавали идолов и поклонялись им. Чтобы умилостивить богов, они приносили им самое лучшее: еду, одежду, шкуры, природные дары, девицы косы. Жители Льняных Дворов знали, что дровяного кумира охраняет хитрован Потвор, но не могли его ослушаться и несли то, что он приказывал. Люди верили в то, что капли дождя – зёрна житные; если попадают на землю, то к урожаю, если в воду, то к хорошему улову.

В то же время автор говорит и о равноправии всех перед богами – все они находятся во власти высших сил. Герои (и даже животные) с разными чувствами, с разными переживаниями относятся к происходящим природным явлениям. Красивыми закатами любуются все герои романа, но и яркая молния может угодить в любого.

Роман «Письмена» написан на стыке эпоса и лирики. Эпос представляет целостную картину народной жизни Древней Руси, природного мира, верований, социальных слоёв общества, связи Руси с другими странами. Лирический план включает в себя переживания героев, их чувства, стремления. Лиризм повышается при включении описания одухотворённой природы, песенного фольклора, сказок, преданий, чувств героев. Лиризм обогащает и углубляет содержание произведения.

Время в романе представлено несколькими пластами. Один – основной – это Древняя Русь двухтысячелетней давности, дохристианский период, в который происходит основное действие романа. Далее идёт наложение временных пластов: в Древней языческой Руси просматривается Русь ХI-го века, когда она была раздроблена на отдельные княжества. Говорится о борьбе братьев-князей, об удалённости поселения Льняные Дворы от княжеского дома. Для установления мира в поселении жители вынуждены выбрать «мимоходца» Яра в качестве судьи. Такой приём – наложение временных пластов – возможен в исторической литературе.

Следующий временной пласт – это дореволюционная Русь, это время отца Кирилла, который в своё время ставил меты на полях книги. Мы его не видим, но знаем отношение священника к язычеству, понимаем идейную разницу этих двух религий. Отец Кирилл утверждает Бога Единосущного, Триединого. Священник незримо присутствует в романе, он даёт оценку происходящим событиям, ставит кресты от бесей, пишет молитвы для заблудших душ. Из рассказа матери автора узнаём о гонении православия, о ссылке отца Кирилла в начале ХХ века во времена репрессий священников. Время антихристов, свергающих купола и взрывающих храмы, проступает сквозь строки романа.

Следующий временной пласт – это время мальчика, которому попала в руки старинная книга. Он вместе с мамой читает её, переписывает отдельные фрагменты. Это время, возрождения православия. И последний временной пласт – это время взрослого автора-рассказчика, который пишет книгу. В этот период не говорится о вере, но говорится о книге, которая фантастическим образом исчезла из дома. Перед читателем по временной вертикали сначала является языческая Русь, потом христианская, затем христианство претерпевает свержение – это время бездуховности, затем возрождение Веры. За ней – неопределённость: древняя языческая книга, претерпевающая христианские правки, исчезла из дома. Читатель задумывается: что будет дальше, какая религия придёт на смену православия? И будет ли жизнь? И тут выступает человек, сознание которого претерпевало разные идеологические метаморфозы.

Вертикаль времени, на которую нанизаны различные верования: язычество, христианство, безверие – держится нравственностью, одними общечеловеческими ценностями, которые единят все веры. Это честность, трудолюбие, праведность жизни. Тем самым автор утверждает единение религий, т. к. все они основаны на добрых началах, на нравственности.

В романе «Письмена» просматривается мотив жизни и смерти. Во время Лютомора люди спасались от смерти переселением в другие места. Смерть и в дороге преследует людей. Повсюду летает птица Нежить – птица смерти с огромными оранжевыми крылами. Она охотится не только на людей, но и на животных. Смерть говорит о себе в возвращении умершего Нежко Луня, в нападении неведомых чудовищ, диких животных, в природных явлениях. По дороге встречаются сожжённые города, курганы захороненных людей. Смерть таит в себе сам человек. На фоне непрекращающейся смерти антитезой выступает жизнь. Чтобы спастись, люди пытаются объединиться. Жажда жизни двигает людьми, она заставляет людей срываться с насиженных мест. Автор утверждает, что высшая ценность – это жизнь, она выше материальных ценностей. Однако есть герои, которые ставят материальные ценности выше жизни. К таким относится бандит Шестак. Он смеётся над смертью, не боится «бесей», которые могут заразить его. Как он говорит, с ним сам Лют (Лютомор).

Человек подвластен смерти, но он продолжает жить на страницах романа, что говорит о бессмертии творчества. Человек продолжает жить на страницах этой книги истории, что говорит о бессмертии его праведных дел и греховных, о бессмертии его в рамках истории. В конце романа автор упоминает, что небесные явления ничтожны по сравнению с личными чувствами. Личные чувства дают продолжение рода человеческого, дают ему бессмертие; не случайно в романе встречаются много детей. Автор говорит о «коловращении жизни», о повторе жизни последующими поколениями.

В романе встречаются элементы фантастики. Фантастические превращения колдуньи из дряхлой старухи в бабу, а затем в молодку. Из данного ею пирога  вылетают два голубка. Природный мир насыщен «драконтами», летающими змеями с ногами, крылатыми чудищами, похожими на людей, гигантского роста людьми, живущими одиноко в лесах, рыбами с лапами и т. д.

В романе также встречаются элементы народной сказки. Неизменные спутники сказки – Водяной, Леший, Полевой, русалки, ведьмы, лесовики, гномы – все они есть и в «Письменах». Милуша рассказывает сказки, сказки начинают рассказывать другие члены дружины Яр-Огня.

Роман пропитан народным фольклором: песнями, сказками, былинами, пословицами, поговорками. Как в «Повести о Петре и Февронии» – идёт борьба интеллектов, которая иногда заканчивается в пользу женщины. В романе даётся описание обычаев, праздников, игр, забав, в том числе детских. Автор рассказывает, как в далёкие времена проходило сватовство, свадьбы, лечение, отпевание, как гуляли на праздники. Радима тащит по буреломам головню со своего дома, чтобы разжечь её на новом месте – это тоже древний обычай.

В «Письменах» используются элементы приключенческого романа. Правда, здесь герои вынуждено бегут из обетованных мест в мир экзотики, при этом в борьбе за жизнь совершают героические поступки. В романе просматриваются романтические отношения между Яром и Липицей, Шестаком и Любавой, Яниной и встреченным пареньком. Природа в произведении представлена живой, разумной, небесные силы знают, кому посылать комету. Шестак и Злобка в поисках поживы бросаются в авантюру: Шестак присваивает себе чужое судно, Злобка окунается в разбой. Их действия – это детективная история. Читатели заинтригованы: чем закончится авантюра с судном; выживет ли Злобка после ограбления. Само появление и пропажа древней книги говорит о приключении рукописи, привносит в сюжет интригу.

Эмоциональность произведению придаёт во многом антитеза: жизнь – смерть; описания природных аномалий, невероятных чудовищ; интригующее начало, детективное развитие сюжета, любовные сцены.

Юрий Красавин сумел сделать понятным то далёкое время, узнаваемыми характеры и судьбы людей. Романист использует древние слова, которые на уровне чувств говорят о сказанном: «грубость» – «студословец»; «страх» – «трус»; «погост» – «жальник»; «ручей» – «суденец» и т. д. Неизвестные слова автор трактует или они становятся понятны по смыслу: «Изнуряша себя алканием»; «Старость вельми крепльшиуности».

Речь героев индивидуальна, она исходит из характера, наклонностей человека, отражает их увлечения, социальный статус. Так вожак Яр немногословен, то, что он хочет сказать, выражает в действии. Знахарка Милуша весела, разговорчива, речь её легка, напевна. Она рассказывает о растениях, снадобьях, разговаривает с животными, от них узнаёт, что их ожидает. По своей натуре Милуша – человек любознательный, много расспрашивает Яра о его пребывании в Греции, Ливане, сама рассказывает интересные истории, сказки. Речь ШестакаМалыги, ЗлобкиСкосыря и других разбойников резкая, грубая, с рванным синтаксисом. Сын Некраса Зяблик весел, не воздержан, говорлив, успевает раньше отца вставить ту или иную реплику.

Сконцентрированность времени и пространства в рамках одного произведения выявляет историзм мышления Красавина. Перед читателем в историческом романе «Письмена» при прохождении по вертикали времени проходит прошлое Древней Руси, этап формирования и становления русской веры; читатель вместе с автором идёт историческим путём развития России.

Последний роман Юрия Красавина «Письмена» был обречён на успех. В нём всё было для триумфа – и интрига, и детективная история, и любовные переживания, и великолепный язык. И кто виноват, что этого не случилось? Он «принципиально провинциальный», как он себя сам называл; «отшельник», «затворник» – как его величали другие? Кто виноват, что писатель, не вкусивший плодов своего труда, всё меньше, и меньше стал работать, а потом – шагнул в неизвестность?

Провинциальный писатель – это судьба, диагноз или несмываемое пятно? Красавин не был создан для суеты вокруг издательств, он не мог приспособиться к новому времени. Ещё в старом по его произведениям хотели поставить фильм, надо было только взять фиктивного соавтора, но он не понял, что от него хотят, не стал принемать жизнь такой, какая она, увы, есть. Он видел её другой. Красавин был создан для вдумчивого труда, для титанического работы над словом, а не для предприимчивых ходов и суеты вокруг премиального стола.

Мои земляки признательны журналу «Дон», что он один мог разглядеть в огромном вале печатных листов божью искру таланта. И не только разглядел, но и рискнул поместить роман в пяти номерах, не зная ещё, как сложится дальнейшая судьба самого издания… Поддержка подлинного писателя, писателя трагической судьбы Юрия Васильевича Красавина, числимого критикой по ведомству провинцильных авторов, это ли не поступок? И его зачтёт русская литература.

Источник: Мегалит г. Тверь

 

Прощай, «воитель по имени Юрий Красавин»! Памяти писателя. Прошедшая зима была необыкновенно долгой. Казалось, ей не будет конца. Но вот снега начали отступать под натиском ослепительного солнца. Только сердце писателя не выдержало. Оно устало ждать… Так мы потеряли большого мастера пера, тонкого лирика и острого публициста Юрия Васильевича Красавина.

Он ушел от нас до конца не прочитанным, не понятым. Несмотря на то, что он в последнее время жил в Конакове, его нельзя назвать конаковским или тверским прозаиком. Творчество Красавина пересекает региональные границы, оно предназначено для всего русского народа.

Юрий Красавин – человек трагической судьбы и большого таланта. Родился он 7 января 1938 года в селе Мелковичи Солецкого района Новгородской области. Жизнь Юрия Красавина началась с испытаний. С августа 1941 года по август 1944 года он – малолетний узник немецкофашистских лагерей.  Можно только предположить, что пережил ребенок на протяжении долгих трех лет, находясь под прицелом вражеского автомата с черствой горбушкой хлеба в руке. Но он выжил, чтоб любить, творить, служить своему призванию писателя.

После лагеря мать с детьми переехала к бабушке на речку Нерль в деревню Ремнево Калязинского района. Детские места писателя – это родина Сергея Клычкова, Макара Рыбакова и Никифорова-Волгина.

В 1959 году, после окончания Калязинского машиностроительного техникума, полный сил и романтического настроя, юноша уезжает в далекую Сибирь. Там, в Красноярске, он работает монтажником на стройке, инженером-технологом на заводе, женится на девушке из глухого села и… начинает писать. В 1969 году он окончил Литературный институт имени Горького, где получил уроки мастерства ведущих писателей того времени. Огромное влияние на него оказали Леонид Леонов, Фёдор Абрамов, Сергей Залыгин, Анатолий Приставкин и  другие национально ориентированные писатели. Юрий Красавин работает конструктором на Конаковском фаянсовом заводе, учителем черчения в вечерней школе, журналистом, на протяжении семи лет возглавляет Новгородскую писательскую организацию  и пишет, пишет, пишет…

Начиная с 1968 года его повести и рассказы печатаются как в столичных изданиях – таких как «Октябрь», «Звезда», «Новый мир», «Роман­газета», «Наш современник», «Знамя», «Москва», так и в региональных – «Нева» (Санкт­Петербург), «Волга» (Саратов), «Подъём» (Воронеж), «Дон» (Ростов­на­Дону), «Дальний Восток» (Хабаровск), «Русская провинция» (Тверь). Он автор 22 книг прозы, выходивших в издательствах «Советский писатель», «Советская Россия», «Современник», «Московский рабочий», «Лениздат» и других. Всего Юрием Красавиным написано более 30 романов и повестей, несколько десятков рассказов, россыпь газетной публицистики и даже стихи. При поддержке администрации Тверской области издано собрание художественных произведений Красавина в 14 томах. Юрий Васильевич награжден ежегодной премией журнала «Волга» (1978), за роман «Мастера» удостоен звания лауреата Всесоюзной литературной премии имени Островского (1984), ему была присуждена премия губернатора Тверской области первой степени за достижения в области литературы. Он – член Союза писателей СССР (России) с 1972 года. К его творчеству обращаются многие критики и литературоведы. Ими написано около четырех десятков критических статей, опубликованных в местной прессе и центральных журналах.

В центре внимания писателя нравственные проблемы: память и беспамятство, отзывчивость и душевная черствость, рвачест­во, хамство и необходимость противостоять им. Одна из сквозных мыслей­идей автора состоит в том, что человек должен пом­нить свои корни, знать свою родословную и особенно гор­диться родословной трудовой, крестьянской.

Автора волнуют несложив­шиеся личные судьбы героев. В повести «Великий мост» Юрий Красавин показывает, как опас­но отступать от идеала нравственной чистоты. Особенно важна мысль о том, как трудно людям достигнуть полного взаимопонимания: «ведь каждый человек – это мир, он – как солнечная си­стема среди прочих в нашей Галактике… Каким образом на­ладить связь между ними, что практически обозначает – от звезды до звезды? Кричать? Не скоро докричимся...»

Творчество Юрия Красавина отличает жанровое многообразие: это и исторический роман, фантастическая и производственная повесть, лирическое повествование, едкая сатира, публицистика. Но по большому счету его произведения лежат в русле так называемой «деревенской прозы»: «Вот моя деревня», «Хозяин», «Колхозные элегии», «Пастух», «В середине лета», «Побыватели», «Ясные дни», «Тропинки нашего детства», «На рубеже» и многие другие. Красавин примыкает  к таким прозаикам, как Валентин Распутин, Фёдор Абрамов, Василий Белов, Владимир Крупин, Евгений Носов.

Герои Юрия Красавина – это в первую очередь люди труда. Как точно подметил Михаил Петров, «это, как правило, положительные люди, укорененные в быт, традиционные нравственные ценности. Они у него мастера своего дела, любят свое ремесло, семьи, детей. Они самодостаточны!». В героях Красавина выявляются коренные черты национального русского характера: доброта, отзывчивость, желание помочь другому человеку.

Красавин  – один из немногих прозаиков, которые до конца оставались верны своему призванию. Во время перестройки, несмотря на бытовые трудности, он продолжал писать, получая чисто символические гонорары. По его словам, он говорил своей жене: «Я не обещал содержать тебя в роскоши, но всегда говорил, что буду писать; и это слово я сдержал».

В последние годы для решения наболевших проблем он обращается к публицистике – жанру острому и динамичному. Красавин  вскрывает «наросты» на теле общества, пытается вскрыть острые социальные проблемы. По его словам, он «всегда был охочим до драки» и  писал в стихотворении «После сражения»: «В час, когда полководцы оружье бросали / И сдавались на милость, пощады прося, /Я, воитель по имени Юрий Красавин,/ Нож нацеливал в жареный бок порося…».

Еще в 1988 году он задумывается над вопросом «Во имя чего сей труд?» (имеется в виду писательский труд), и с горечью резюмировал: «…Нынешнее мое писательское бытие – ожидание, ожидание, ожидание…» Красавин протестует против подмены защиты нравственных ценностей служению золотому тельцу в угоду потребностям оглупленного и одураченного читателя. Он отказывается быть в роли официанта и осуждает соратников по перу, с успехом работающих на потребу обывателя: «Писатели – не обслуживающий персонал. У них иные цели и задачи».

Без сомнения, Юрий Красавин – талантливый писатель с ранимой душой. Сам справедливо он считал, что не был по достоинству оценен. Он не попал в «обойму», о ком говорили, кого выставляли на обложки глянцевых журналов. Он не был создан для помпезности и ярких вспышек, для суеты вокруг премиального стола. Это писатель уединения, вдумчивого труда и покоя. Покоя, который он теперь обрел навсегда.

Лосева Н., Редькин В. Прощай, "воитель по имени Юрий Красавин" // Тверские ведомости. - 2013. - 26-29 апреля (№ 17). - С. 20 : фот.

 

Красавин Юрий Васильевич

Красавин Юрий Васильевич. Родился 7 января 1938 года в селе Мелковичи на Новгородчине. С августа 1941 по август 1944 года - малолетний узник немецко-фашистских лагерей. После освобождения - деревенское детство на родине родителей в Калязинском районе. Окончил Калязинский машиностроительный техникум (1959 г.) и Литературный институт им. Горького (1969 г.). Работал монтажником на стройках г. Красноярска, инженером-технологом на Красноярском комбайновом заводе, конструктором на фаянсовом заводе в г. Конаково, учителем черчения в школе рабочей молодежи, журналистом в областной газете "Калининская правда". С 1975-1982 гг. возглавлял Новгородскую писательскую организацию, потом на профессиональной писательской работе. Печатался с 1958 года. Автор 20 книг прозы, выходивших массовыми тиражами в столичных издательствах. В литературно-художественных журналах ("Новый мир", "Звезда", "Наш современник", "Москва", "Октябрь", "Нева" и др.) опубликовал более 30 романов и повестей. Член Союза писателей России с 1972 года. Лауреат Всесоюзной премии им. Н. Островского за роман "Мастера"(1984 г.). Лауреат премии Губернатора Тверской области в сфере культуры и искусства за 2009 год. С 1984 года жил в г. Конаково Тверской области.

Источники: Юдин В. Юбилей юбилею рознь // Русский вестник. - 2010. - № 14.

Петров М. Ода Красавину // Конаковская панорама. - 2008. - 11 янв.