Про Александра Николаевича Островского в Городне12 апреля «Про Александра Николаевича Островского в Городне». А вы знаете, что...? Великий русский драматург Александр Николаевич Островский прибыл в Тверскую губернию 18 апреля и покинул её 30 августа 1856 года. Среди ряда городов губернии Александр Николаевич посетил Городню. Во время путешествия А.Н. Островский вёл дневник, в который записывал свои наблюдения, встречи с местными жителями: чиновниками и купцами, священнослужителями и учителями, мастеровыми, ремесленниками и простыми крестьянами. Его интересовали быт, нравы и характеры людей разных сословий.  Островский подошел к выполнению порученного задания чрезвычайно добросовестно. Результатом поездки стали его очерки «Путешествие по Волге от истоков до Нижнего Новгорода», напечатанные в «Морском сборнике» в 1859 году, спустя три года после его поездки. Оставил Островский и описание села Городня. "На правом, высоком и крутом берегу Волги в 30 верстах ниже Твери по московской дороге лежит село Городня. Прежде, до литовского разорения, это был город и назывался Вертязин. В нем было три церкви: одна каменная, бывшая соборною, построенная в 13 веке во имя Рождества Пресвятой Богородицы, существует и доселе… – Церковь у нас так стара, – говорили мне в Городне крестьяне, – что уж ушла в землю. – Но она не ушла в землю, а внизу, под сводами, был устроен храм, на стенах которого еще и теперь видны старинные фрески. В этом храме особенно замечательны – царские врата, вероятно современной постройки. Две другие церкви: во имя воскресения Христова и святых мучеников Бориса и Глеба, были деревянные, и о давнем существовании их свидетельствуют только надгробные камни без всяких надписей".

Стоя на крутом, обрывистом берегу, Александр Николаевич любовался окрестностями Городни. В своём дневнике он записал: «Под ногами текла Волга, синяя от пасмурной погоды и подёрнутая рябью… За рекой зеленел поемный луг, его замыкал высокий сосновый лес, справа и слева изгибы и плёса Волги и несколько сёл по берегам. Прекрасная картина!».

О Городне он написал довольно большой очерк, и связано это было с тем, что Островский встретил на берегу Волги рыбаков, и, сам заядлый рыбак, долго с ними беседовал. «В Городне жили царские рыболовы, которые вместо оброка обязаны были поставлять ко двору свежую рыбу», — начинает свой очерк. «Прежде, когда тут был проезд, все крестьяне по своим занятиям разделялись на три рода: содержателей постоялых дворов, ямщиков и рыболовов, и все имели выгоды, даже с излишком. Тут гремели дилижансы; поминутно то с той, то с другой стороны подлетали к почтовой гостинице лихие тройки; добрые господа и купцы щедрой рукой давали на водку; разжиревшие дворники брали деньги не только за харчи да за сено и овес лошадям; брали за то, что лошадь только на дворе постояла, брали даже за тепло / за то, что вошёл в избу погреться. — прим. А.Н. Островского/. Бывало, счёты не выходили из рук у дворника и то и дело щёлкали под его толстыми пальцами. Бывало, ямщик отпряжёт своих взмыленных лошадей, у которых животы ходнем ходят, — оттого, что очень уважал господ, — сходит в гостиницу — получит с барина на водку, сдвинет маленькую шляпу на самое ухо, возьмёт в повод свою тройку, закинет связанные узлом разноцветные вожжи на плечо и отправляется прямо на постоялый двор выпить стакан-другой водки да посидеть часа полтора за чаем. А подъедет дилижанс, и в огромной кухне почтовой гостиницы поднимется всякого рода стук и шипенье; тут и рыбак находил выгодный сбыт своему товару. Как, например, москвичу не попробовать рыбки при первой встрече с Волгой? Как не съесть ушку или соляночку из стерлядей?».

Однако теперь Городня, лишившись гарантированного заработка, пришла в упадок. Железная дорога лишила село всех выгод. «Больно нас чугунка приобидела», пожаловался Островскому один из местных крестьян.  А когда писатель посоветовал местным жителям заняться земледелием, ему ответили: «От косы да от сохи не будешь богат, а будешь горбат».

Знаменитая пьеса «Гроза» начинается со слов:

«механик-самоучка» Кулигин сидит на скамье, смотрит на реку, поет, рядом прогуливаются его друзья Кудряш и Шапкин.

«Кулигин: — Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу.

Кудряш: — А что?

Кулигин: — Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется.

Кудряш: — Нешто!

Кулигин: — Восторг! А ты «нешто»! Пригляделись вы, либо не понимаете, какая красота в природе разлита».

Этот обычный, казалось бы, литературный диалог сразу обретает иное звучание, если привязать его к конкретному месту, откуда Кудряш созерцал столь впечатлявшие его виды. А место это известно доподлинно: Корчевской уезд, село Городня, выходящий на Волгу холм за храмом Рождества Богородицы…Именно здесь, по собственному признанию Александра Островского, родился замысел пьесы «Гроза». И именно здесь драматург обнаружил столь вдохновившие его виды. Каждый, кто хоть раз увидел Волгу с этого плеса, уже никогда ее не забудет.

А участники литературной встречи «Александр Николаевич Островский в Городне и о Городне» теперь знают об этом!

А еще из игры ПОЛЕ ЧУДЕС «А.Н. Островский» они узнали, что великий драматург с детства увлекался рукоделием, собственноручно изготовил для своего новорожденного сына панталоны, обладал даром полиглота и др.

Закончилось мероприятие чаепитием, во время которого библиотекари рассказали присутствующим о традициях чаепития в произведениях А.Н. Островского.