КорчеваПо первому подробному описанию, проведенному «Генеральным соображением...» в начале 70-х годов XVIII в., «город Корчева лежит под 56 градусом и 45 минутою северной широты и 54 градусом и 50 минутою долготы, на правом берегу Волги... Длина сего города по плану имеет быть 836 сажен (1783 м., Е.С.М., А.Е.М.), ширина 520 сажен (1,1 км.), окружности 5 верст, 212 сажен (5,7 км.). Смежные города отстоят от него: Тверь в 65 (69,3 км.), Кашин в 96 (102,4 км.), Калязин в 110 (117,3 км.), Клин в 42 (44,8 км.), Дмитров в 50 (53,3 км.), Бежецк в 158 (168,5 км.) верстах» (6, № 2, стр. 45). Такое географическое положение города следует признать невыгодным для него, так как он находился в стороне от оживленных торговых путей, проходивших по сухопутным дорогам. Только в начале XIX в. заметное оживление в Корчеву внес т. н. Корчевской тракт, по которому двигались многочисленные подводы, вывозившие из села Кузнецово изделия его фаянсового завода.

Корчева имеет точную дату своего рождения: указом Екатерины II от 18 октября 1781 г. из села «ведомства коллегии экономии» она была переименована в город, к которому приписывается «уезд из отдаленных селений Тверской, Кашинской и Калязинской округи». Ей устанавливается «герб: в верхней части щита горизонтально разрезанного Тверской герб, а в нижней, в зеленом поле, заяц русак». Этот герб свидетельствует о богатстве окрестностей Корчевы: «...в зеленом поле белый... заяц, называемый русак, каковыми зверьками берега реки Волги, на которых сей город построен, отменно изобилуют».

С возникновением, названием и гербом Корчевы связаны две легенды.

По преданию, Екатерина 11 охотилась в районе села Корчевы, ей его живописные места очень понравились, и она решила его сделать городом. На ее глазах бежавший заяц перепрыгнул через пень, что и дало ей основание дать Корчеве герб с изображением зайца, прыгающего через пень.

Однажды Екатерина 11 решила совершить путешествие по Волге. В день, когда она проплывала по корчевским краям, на Волге разыгралась буря. Угроза царскому каравану судов заставил его пристать к берегу. Проснувшись утром, императрица увидела вокруг непролазные лесные чащи. Светило солнце, Волга играла ослепительными бликами. Восхищенная окружающей природой, она повелела: «Желаю увековечить сие дикое место, давшее нам чудесный приют. Отныне быть здесь новому городу, лес корчевать». Так и появилась Корчева.

Но обе эти легенды — просто легенды. В действительности же было так: путешествие — реальность, но не в 1781 г., а в 1767 г. Действительно была непогода, но не буря, а шел проливной дождь, из-за которого Екатерина даже не могла показаться на палубе, и вышла на берег только в Калязине. И все же, обе эти легенды (вторая сочинена к 100-летию статуса Корчевы) не лишены обаяния и имеют право на свое долгое существование.

При создании Корчевы крестьяне села были вольными, экономическими, государственными; ранее принадлежали они Тверскому Архирейскому дому, из-за чего за ними одно время сохранялась кличка «монастырские».

Ко времени придания Корчеве статуса города население в ней было малочисленным: «всего жителей... мужеская 283, женская 171 душа; в том числе: дворян при должностях находящихся 11, женская 1; дворянских детей: мужеская 5; сельских заседателей 2, священнослужителей 16, женская 14; секретарей и других приказных и их детей: мужеская 26, женская 8; купцов 67, женская 83; присяжных гвардии унтер-офицеров 4, женская 2; штатной команды унтер- офицеров и рядовых мужеская 53, женская 10; у дворян крепостных людей, живущих в городе при своих господах: мужеская 29, женск. 10 душ». Город состоял из одного квартала, в котором «старых обывательских домов 27, ...деревянных домов строится 7.., через Волгу, имеется на пароме перевоз»; имелась одна деревянная церковь.

Еженедельно, по воскресеньям и четвергам, в Корчеве бывали торги, на которые съезжались жители уезда с хлебом, съестными припасами, сеном и дровами. «В Корчеве купцов и мещан, торгующих мелочными товарами и съестными припасами 11 человек... Прочие городские жители питаются черными работами».

Корчева 1848 г. уже состояла из 24 кварталов, одной площади, 5 улиц, двух каменных и одной деревянной церквей, одного общественного и 238 обывательских домов, в том числе 14 каменных, гостиного двора, 14 торговых и одной соляной лавок, одного провиантского магазина, двух кладбищ. В ней имелись два гражданских училища, в которых в 1846 г. обучалось 51 человек, больница на 92 человека, трактир, три погреба, два питейных дома, станционный дом, съезжий, городская тюрьма, четыре завода: кирпичный, свечной, солодовый и пивоваренный. Городу принадлежало 351 десятина 41 сажень выгонных земель. Кирпичный завод к 1848 г. ежегодно выпускал значительное количество продукции, свечной выделывал 200 пудов свеч, солодовый приготовлял 160 четвертей солода, пивоваренный готовил до 3000 ведер пива.

В 1848 г. в городе насчитывалось «мужеского пола 647, женского — 824. Из дворян потомственных 19 мужчин, 22 женщины. Незаконнорожденных 8, подкидышей 1, умерло 49 человек, родилось 38 девочек и 30 мальчиков. Браков заключено 13...».

Со времени своего преобразования в город (с 1781 г. по 1797 г. — уездный, с 1797 г. по 1803 г. — заштатный, с 1803 г. по 20-е годы XX в. — снова уездный) Корчева играет значительную роль в деле просвещения Корчевского уезда, а затем и Конаковского района. Так, уже в 1782 г. приказом общественного призрения в ней учреждается для «купецких и мещанских детей школа, в которой определяемые от 7 лет возраста дети обучаются: русской грамоте, правописанию, истолкованию христианского закона, сокращенной всеобщей истории, арифметике и рисованию». 13 августа 1808 г. в Корчеве открывается 1-е приходское училище, в 1875 г. — приют для больных детей; в 1876 г. — городское трехклассное мужское училище, в 1891 г. — церковно-приходская школа, в 1900 г. — женская прогимназия.

В начале XX в. ( в 1904 г.) население Корчевы составляло 3 тыс. человек. Рост ее к моменту Октябрьской революции был незначителен. Город состоял из 6 улиц (Набережная, Дворянская, Большая, Бутырская, Воскресенская и Косая). Имелись: земская больница, две аптеки, женская и мужская гимназии, указанные выше школы, приют, богодельня, торговые ряды, четыре церкви [Собор Воскресенье, Преображенская, Казанская (на кладбище) и Острожная (при тюрьме).

Старая Корчева являлась обычным заштатным городом России. Жизнь в ней проходила тихо и размеренно. А. Н. Островский, великий русский драматург, посетивший в прошлом веке эти края, в своих образных произведениях описывает бедность и нищету низших слоев населения и самодовольную и сытую жизнь богатых чиновников и купцов. В сентябре 1860 г. в Корчеве побывал М. Е. Салтыков-Щедрин, бывший в то время вице-губернатором Твери. Он отмечал, что в городе улицы в основном немощеные, тротуары на имеющихся улицах ветхи, торговая площадь весьма грязна и т. д. В одной из своих книг («Современная идиллия») он отмечает, что Корчева для людей промышленных, предприимчивых интереса не представляет. «Такая уж здесь сторона. Кружев не плетут, ковров не ткут, поярков не валяют, сапогов не тачают, кож не дубят, мыла не варят. В Корчеве только слезы льют да зубами щелкают».

Таким — незаметным, самым захудалым городом Тверской губернии — Корчева остается до конца XIX в. Промышленность в ней не развивается, быт остается прежним: патриархальным. Об этом говорят и воспоминания Татьяны Петровны Пассек, близкого друга А. И. Герцена (1812—1870), бывавшего в детстве в Корчеве и в имении Пассек в с. Новоселье. Здесь же бывал и Н. П. Огарев (1813—1877), русский революционер, публицист и поэт. Т. П. Пассек описывает Корчеву начала XIX в. как небольшой городок, больше походивший на деревню. Но все, характеризовавшие природный облик этих мест, отзываются о них с восхищением.

История дореволюционной Корчевы заканчивается 10(23) декабря 1917 года, когда в ней кузнецовские рабочие фарфорового завода во главе с уроженцем Корчевского уезда петроградским рабочим Дмитрием Булатовым и московским студентом Константином Сергеевым провозгласили Советскую власть.

После революции, в первые два десятилетия, Корчева играет заметную роль в жизни Конаковского района. Она становится в первые годы районным центром. Здесь располагалась районная больница, известная далеко за пределами Корчевского уезда благодаря ее заведующему, замечательному земскому врачу, заслуженному врачу республики Русину Михаилу Ивановичу (1850—1929 гг.), которая обеспечивала медицинской помощью город и весь уезд (поликлинический прием, стационарная помощь на дому). В течение 52 лет (с 1873 г. по 1925 г.) ею руководил Русин М. И., оставивший добрый след в памяти всех, кому пришлось быть знакомым с ним. В городе имелись также две аптеки, снабжавшие медикаментами весь уезд, ветеринарная больница.

В первые годы Советской власти Корчева сыграла весьма важную роль в деле всеобщего обучения населения. Хотя гимназии и были реорганизованы в общеобразовательные школы первой и второй ступени, в них еще оставались высокообразованные и талантливые педагоги. В школе второй ступени обучались приезжавшие в зимний период со всего района дети, которые из-за отсутствия общежития проживали в частных домах. Позднее в городе был открыт педагогический техникум с общежитием для студентов.

В Корчеве имелась большая библиотека, обслуживавшая помимо города через передвижной фонд и населения района.

В народном доме (прежде клуб) имелось много различных кружков, в том числе и драматический, которым руководили бывшие актеры. Драмкружок ставил как современные, так и классические спектакли, участие в которых принимали учащиеся школы второй ступени. В этих постановках особая роль принадлежала в те годы сподвижнику-учителю русского языка Ильинскому Сергею Евгеньевичу. Участники драмкружка и ученики второй ступени выезжали со своими спектаклями по населенным пунктам уезда, в города Конаково и Кимры. При народном доме был организован также струнный оркестр, в репертуар которого входили народные песни и классическая музыка; помимо Корчевы, он давал концерты во многих селах уезда.

В Корчеве также работал спортивный клуб со многими спортивными обществами (Сокол, Амазонка, Чайка и др.). Им ставились массовые спортивные спектакли (напр., «Спартак», постановка Н. Н. Бажанова). Был создан также общественный сад-парк Альфа, где проводилась работа с населением, а для работы с детьми организован специальный пионерский клуб.

Население Корчевы занималось в эти годы садоводством и огородничеством. Все владельцы частных домов имели крупные земельные участки, на которых разводили цветочные, ягодные и фруктовые сады и огороды, обеспечивая тем самым свои семьи фруктами и овощами. Большинство жителей города держало рогатый скот, а некоторые занимались рыболовством и охотой. В окружающих лесах в изобилии росли ягоды и грибы, которые собирались местным населением. Небольшая часть трудоспособных жителей была занята в промышленном производстве: на стеклянном «Чириковском» заводе, располагавшемся в 7—8 км от Корчевы, на Кузнецовской фарфоровой фабрике (в с. Кузнецово, в 12 км от Корчевы). Основная же часть населения города работала в различных районных организациях, учебных заведениях, торговых предприятиях и т. д.

Корчеве судьбой истории была уготована печальная участь. Она уступила свое положение центра района в 1935 г. пос. Конаково. Просуществовав многие века, в 1936 г., в связи с созданием Иваньковского водохранилища, она была ликвидирована. Часть жилых домов (основная) переносится в Конаково, каменные дома, церкви взрываются, сады и леса вырубаются. Но, как оказалось, проектировщики не рассчитали, и под водой водохранилища осталась лишь небольшая часть корчевской земли. Территория бывшего города превратилась как бы в полуостров, к которому можно было добраться мимо деревни Ручьи. На берегу Волги после затопления остался от Корчевы только один каменный дом, ранее принадлежавший Рождественским, ставший местом отдыха рыбаков, охотников. Под водой оказались кладбище и другие части города.

Многие жители бывшей Корчевы, разбросанные по разным частям района, еще многие годы приезжали в родные места семьями и группами на моторных лодках. Одно время организовывались и массовые посещения, для чего использовались специальные катера. В Конаковском краеведческом музее сохраняются очень добрые и милые воспоминания бывших жителей Корчевы о своем родном городе, в том числе и в стихотворной форме, проникнутые светлой любовью к своей родной земле.

До наших дней дошли и материальные свидетельства старой Корчевы: ее дома, перевезенные в г. Конаково и другие места. В Конаково они расположены по ул. Свободы (от нынешнего магазина «Светлана» до конца города). Выделяются они необычной для здешних мест архитектурой, характерной для небольших уездных городов второй половины XIX в. К сожалению, многие из них в наше время их нынешними владельцами реконструируются, сносятся, заменяются каменными, что создает реальную угрозу полной потери сохранения прежнего архитектурного облика Корчевы.

 

Источник: Мирзоев Е.С., Мирзоев А.Е. Конаковский район: краеведческий справочник.- Тверь, 1994

См. также: скачать

Из Кн.: Генеральное соображение по Тверской губернии, извлеченное из подробного топографического и камерального по городам и уездам описания 1783-1784 г.- Тверь, 1873

Из Кн.: Пассек Т.П. Из дальних лет. Воспоминания (издание 1905 года)

Из Кн.: Пассек Т.П. Из дальних лет. Воспоминания.- Т. 1, М., Гослитиздат, 1963

Из Кн.: Плетнев В.А. Об остатках древности и старины в Тверской губернии.- Тверь, 1903

Из Кн.: Тверская губерния на открытках.- Т. 2, 2012 г.

Камеральное описание Корчевского уезда //Тверская старина, 1991, № 2. С. 45-53

Корчева на старых открытках. Каталог.- Тверь, 2005, 56 с.

Корчевской край в воспоминаниях Т.П. Пассек Из. Кн.: Счётчиков К.И. Корчевская старина. Вып. 5. – М., 2003

Лойцкер Э. Как это было //Заря, 2002.- № 3. – С. 2 (К 220-летию Корчевы)

Малахов М. Корчева – город, которого нет //Заря.- 2006.- 4 авг. (О путешествии на катере жителей Корчевы к месту затопления).

Митекин Б. На заре советской власти //Заря, 1988, 23 фев.

Путеводитель по затопленным городам Верхней Волги, 2005.- 48 с. Из Кн.: Русская Атлантида.